телевидение Матч ТВ Александр Кержаков Станислав Черчесов Василий Уткин Сборная России по футболу Павел Мамаев Александр Кокорин Илья Казаков Футбол

1. Илья Казаков – журналист, блогер, писатель, телекомментатор, радиоведущий, коллекционер, актёр. Добавилось ли в последнее время к этому списку ещё что-нибудь?

Скорее убавилось. Актёр – это громко звучит. У меня были две эпизодические роли, тем более я играл самого себя. Блогерство наверное ушло. Добавилось – садовник, хотя на самом деле это не сад, а дача. Мы живём на даче в период самоизоляции, и эти два месяца я активно что-то сажаю.

2. Вы разносторонний человек, как помогает Вам это по жизни?

Не то, чтобы помогает по жизни, это, скорее, особенность натуры. Помогает в увеличении круга знакомых, или в длине списка вопросов: тех, которые стараюсь обсуждать, над которыми задумываюсь и которые пытаюсь решить. На днях мне позвонил Вася Уткин, и я думал какая тема для разговора у Васи возникла потому, что было понятно, что он звонит по делу. Оказалось, что у Васиной команды «Эгриси» сложности с полем, потому что в Москве, где команда базируется, пока ещё стадионы закрыты даже для любительских команд, а в Подмосковье уже открыты. Я живу в Подмосковье и, по просьбе Васи, скоммутировал их с администрацией своего города, надеюсь, всё получится. Если смог помочь, то это повод быть довольным.

3. Это инсайд – команда «Эгриси» будет базироваться в Подмосковье?

Нет, не инсайд, просто к слову о разносторонности. Все знают, что у меня длинная записная книжка, и в этой книжке контакты очень хороших людей, которые готовы либо помочь, либо что-то предложить.

4. Перед интервью я достал книгу «Foot’Больные люди» Ильи Казакова с полки и поймал себя на мысли, что её концепция мне напомнила «Чемодан» – Довлатова. Вдохновлялись ли перед написанием этим или другим произведением?

Мне кажется Довлатов, как и Бродский – это люди, которые повлияли на меня и, возможно, на мой стиль, как литературный, так и журналистский. У Бродского очень чётко сформулировано, чем плохое стихотворение отличается от хорошего – он говорил, что у хорошего стихотворения нет прилагательных, только глаголы и существительные, там действие. И Довлатов, осознанно или неосознанно, очень чётко, как мне кажется, попадает в рамки этой формулировки. У него тоже практически нет прилагательных, он очень быстрый и сухой. Я не знаю у меня это осознанно или нет. Лестно? Да, безусловно. У нас на параллельной улице живёт Настя Ефремова (прим. Анастасия Олеговна Ефремова – театральный критик, редактор журнала «Страстной бульвар, 10»), дочка Олега Николаевича (прим. Олег Николаевич Ефремов – советский и российский актёр и режиссёр театра и кино, педагог, театральный деятель), в доме, который он сам в своё время построил. Когда ты на даче Ефремова бываешь – ощущение, что он просто вышел.

У братьев Стругацких есть интересная, но забытая сегодня вещь – «Отель «У Погибшего Альпиниста» и там создаётся ощущение, что пропавший человек только-только вышел, как будто оставленная им кружка ещё дымится. В доме Олега Ефремова примерно то же самое. Ты заходишь и, кажется, что после его смерти, разве что пыль протирают, хотя недавно Настя крышу там перестелила, и изменения стали заметнее. Настя – это самый читающий человек, которого я встречал в жизни, она с седьмого класса, как и сама говорит, не училась, а только читала. Вся её жизнь – это чтение, у неё огромная библиотека и она мне однажды сделала комплимент, сказав, что из всех кто пишет сегодня, на её взгляд, я ближе всего к Довлатову по стилю. Конечно, я этим очень возгордился, но никуда это глобально, к сожалению, масштабно не привело. Такие комплименты на меня воздействуют, безусловно, очень сильно. Но всё же, я думаю, что это не подражание. В своё время, когда читал Булгакова, осознано, а не для удовольствия, с попыткой проанализировать, как у него всё выстроено, мне показалось, что он пишет, как Лев Николаевич Толстой. Может быть, это более чем спорно, потому что Лев Николаевич редко шутил, и его шутки были очень тяжёлые, но стилистически, мне они кажутся, очень похожими. Это у разных писателей, у разных пишущих людей встречается. Если заметили, спасибо большое Вам.

5. Вы автор книги «Девушка за спиной», она не о футболе. Каждый раз, когда эта книга попадается мне на глаза, я не решаюсь её купить. Вопрос ребром: почему мне нужно это сделать?

Мне кажется, если Вы не решаетесь её купить, значит Вам это и не нужно. И почему не нужно – тоже понятно. Мир стал профильным, очень сегментированным, и, когда привычный для тебя человек выходит за рамки того, с чем у тебя он ассоциируется, то ты в большинстве случаев воспринимаешь это без удовольствия. Я, условно, хочу читать твои измышления об астрономии, а ты про поп-музыку начинаешь писать, и мне это не интересно. Это хорошая книга, для меня было приятным удивлением, что она попала в длинный список «Нацбеста» (прим. «Национальный бестселлер» – ежегодная литературная премия за лучший роман на русском языке). То, что дебют заметили – это было приятно. Было сложно, ведь сегодня, когда приходишь в магазин, ты либо знаешь, что выбрать, либо не знаешь, что выбрать. Когда ты не знаешь, что выбрать, ты в растерянности находишься, потому что разброс просто колоссальный, а на той полке, где стоит моя книга, много людей, которые на этой поляне давно танцуют. У них своя труппа и свои поклонники.

6. Планируете ли Вы продолжить карьеру писателя, и есть ли какие-нибудь наработки или идеи для второй книги не о футболе?

Если говорить о карьере писателя, то я не могу её продолжить, потому что, по большому счёту, я её не начинал. Карьера писателя – это минимум книга в год. Потому что, когда издательство серьёзно вкладывается в тебя, то ты должен стать дойной коровой, в хорошем смысле. И если издательство тратит силы и ресурсы на раскрутку, на всевозможные акции, оно рассчитывает, что будет получать взамен всё новые и новые книги. Я в этой ситуации нахожусь в странном положении, с одной стороны писать хочется и есть о чём, и много вещей не закончено, но что-то мешает, а что именно, я пока не пойму.

Я Васю Уткина пытался уговорить недавно, почему бы ему не написать книгу,  не просто ответы на вопросы, а книгу о себе, это всем будет интересно. У него на данный момент нет мотивации, чтобы это сделать. Я очень хорошо его понял. Или с Валерием Карпиным, когда я был в Ростове-на-Дону осенью, мы записывали интервью, и состоялся такой диалог: «Валерий Георгиевич, давай я такой вопрос задам: – интересно ли написать книгу?» – «Мне? Зачем? Зачем мне писать книгу, у меня времени нет». – «Так она не Вам, она для людей». – «А мне она зачем, я с семьёй это время проведу» – «У меня появится довод, чтобы убедить, я позвоню». Вот у меня этот вопрос «зачем» не стоит, но, что-то пока не складывается.

7. В одном из интервью я узнал, что Вы футбольный коллекционер, какой последний предмет на данный момент Вы туда добавили?

Я боюсь спутаться хронологически. Ольга Котлярова, наша чемпионка по лёгкой атлетике, очень красивая русская женщина, живущая в Екатеринбурге, знает, что я всякие вещички собираю. Она была на крупном спортивном мероприятии, там продавались фигурки Кокорина и Мамаева, один был в форме Краснодара, другой в форме Зенита, и в них было что-то такое удивительное, что я через неё их купил. Когда в Нижнем Новгороде был форум «Россия – спортивная держава», через хорошего знакомого она мне их передала, и я очень бережно эти фигурки привёз.

8. Насколько у Вас большая коллекция?

Она занимает витрину, в которой четыре полки, и ещё ящик внизу. Там есть совершенно разные вещи. Есть, например, первая фигурка Валерия Непомнящего, сделанная на 3D-принтере. Он на тот момент работал в Томске, и они решили его сделать, как главную звезду, продавать, рекламировать. Он посмотрел на эту фигурку и сказал: «Давайте остальной заказ уничтожим. А эту заберу и что-нибудь с ней сделаю». Я когда узнал, то сказал: «Валерий Кузмич, если она Вам не нужна, то подари». В коллекции есть гетра с ноги Саши Кержакова, с того матча против сборной Азербайджана, когда он побил рекорд Бесчастных по голам за национальную сборную. Соперник был такой и настроение было такое, что было чувство, что Саша забьёт и я помню, на завтраке, я подошёл и сказал: «Я коллекционер, футболка, бутса – я на это не претендую, я понимаю, что это важно, отдай мне гетру, с той ноги, которой ты забьёшь». Он ответил: «Замётано». И вот какая-то ранняя минута матча, наши атакуют, Комбаров, или кто-то ещё, навешивает с фланга и Кержаков забивает головой.

После игры я ему говорю: «Саня, ну как ты так», но гетру забрал, он написал на ней «Это нога, кого надо нога». Есть в коллекции и капитанская повязка Артёма Реброва с чемпионского сезона «Спартака» с автографами всей команды. Есть бутса Роберто Карлоса, история о ней в «Foot’Больных людях» описана. Есть шлёпанцы Черчесова, в которых он контракт с «Динамо» подписывал. Я никогда не видел, чтобы тренер подписывал контракт с серьёзным большим клубом в таком наряде. Станислава Саламовича перед тренировкой поймали, и он их мне подписал. В коллекции много вещей вроде бы мелких с точки зрения исторической ценности, но они у каждой своя история личная. Мы когда-то с Галицким разговаривали, это было то время, когда «Кубань» существовала и она играла квалификацию в Лиге Европы. Я летел туда комментировать, и мы с Сергеем Николаевичем добирались вместе из Москвы в Краснодар, разговорились по дороге, он был озабочен идеей музея, но не очень понимал, как мне казалось, где брать предметы.

Я говорю: «Сергей Николаевич, странно, Вы же человек не просто успешный, Вы ещё человек светлый, к Вам люди тянутся. Играет, например, «Динамо», пригласите Валентину Тимофеевну Яшину, сделайте ей особое приглашение на игру, я думаю, она с удовольствием согласится и прилетит. Попросите её, чтобы она провела лекцию, пусть сама расскажет о муже, каким был Лев Иванович. Даже если она Вам фотографию подарит, или видео какое-то из семейного архива оцифровать, это то, на чём можно строить новый музей». Почему я ему это сказал? Мы дружим с Никитой Высоцким и я попросил, чтобы его мама – Людмила Абрамова, провела экскурсию по музею его отца. Экскурсия шла почти четыре часа. Людмила Владимировна остановилась у первого стенда, где был юный Володя Высоцкий, и она держала нас у стенда очень долго, и просто рассказывала о нём. Это было настолько круто, что у меня не только в воспоминании осталось, но и как будто пережилось лично. Мне кажется, что мой музейчик наполнен предметами с историями, а не просто программками.

9. В то время, когда Вы были пресс-атташе сборной. России по футболу многие об этом знали. Как минимум при упоминании Вас, все понимали, о ком идет речь. Нынешний пресс-атташе не так хорошо известен, как Вы думаете, с чем это связанно?

Я думаю, что профессиональный мир знает Игоря Владимирова очень хорошо. Он спокойный, интеллигентный человек и, мне кажется, он абсолютно на своём месте, просто он не работает в телевизоре.

10. Поговорим немного о комментаторской деятельности. Скучаете ли Вы по этой работе?

Знаете, у меня последний матч был в 2016 году в Ницце, где Исландия вынесла Англию. На «Матч ТВ», когда он только возник, приглашали внештатных комментаторов, и я какое-то количество игр комментировал, но это было без особого удовольствия. Не знаю, скучаю я или нет. Мне просто повезло, как мне кажется, у меня каждый год был новый опыт. Комментаторство осталось в прошлом, хотя не знаю, как жизнь дальше повернётся.

11. Какой самый запоминающийся матч, который Вы комментировали?

25 последних минут финала Кубка УЕФА 2005 года «ЦСКА» – «Спортинг».

12. У этой профессии есть свои риски, например, можно нелепо оговориться. Как лучше выкрутиться из этой ситуации?

К этому невозможно подготовиться, либо у тебя есть реакция на случившееся, либо нет, все заговариваются, у всех есть ляпы, в том числе и у меня были. Помню матч в Марселе, когда там играл молодой Насри, я эмоционально произнёс фамилию француза и промахнулся, Костя Сарсания, со своим характерным смешком, сказал: «Что он собственно и сделал». Я ничего не мог говорить, полминуты давился от смеха. Это не было ляпом в классическом варианте значения слова, но такое было и как на это реагировать? Никак. Рома Нагучев вот превратил знакомое слово в эпитет «блЯстяще».

13. Были ли у Вас слова паразиты, и какие это слова?

Было, видимо до того, как я читал Бродского, слово «блистательно». Использовал я его только на матчах, в жизни не говорил так. Мне говорили, что у меня слишком спокойная манера комментирования матча, может быть, на меня повлияла манера ведения Евгения Майорова, моего любимого комментатора. Для того чтобы завестись, советовали  жестикулировать активно, какие-то эпитеты на южно-американский манер произносить, вероятно, в то время и появилось это слово.

14. Некоторые болельщики говорили, что когда комментирует Виктор Гусев матчи сборной России, она не выигрывает. В связи с этим вопрос: верите ли Вы в суеверия, и стоит ли менять комментатора, если с ним не фартит?

Мне везло в этом смысле, когда я комментировал «ЦСКА», команда не проигрывала долгое время. В последнее время, забавная ситуация или не забавная ситуация, когда трансляция идёт на «Первом» канале сборная, как правило, терпит фиаско. Когда на «России», тогда выигрывает. Я думаю, что не в Викторе дело и не в «Первом» канале.

15. Следите ли Вы за Бундеслигой?

Очень умеренно. Интерес к ней проснулся, когда они первыми вышли из этой паузы. Я слежу скорее за тренерами и за какими-то игроками. Мой друг, Иван Жидков, главный редактор издания «Спорт День за Днём», он, в отличие от меня, германофил и, когда он пишет что-то о немцах в «Твиттере» или в «Спорт День за Днём», я обязательно читаю. Но у меня нет влюбленности в Бундеслигу и глубокого погружения в предмет, хотя ЧМ-2006 для меня Германию как страну открыл, и, до ЧМ-2018 года в России, это был, безусловно, эталонный чемпионат мира. За Германией следить не очень интересно, как и за Италией, Францией, где есть один клуб и все остальные.

16. После ЧМ-2006 года многие влюбились в сборную Германии. Вы на том чемпионате комментировали несколько матчей сборной Германии и, можно сказать, проводили Кана на пенсию, скажите, как можно было не влюбиться в ту сборную и не начать болеть за немцев?

У меня была влюблённость и симпатия к немцам как к сборной, но Бундеслига мне всегда казалась как немецкая мода. Вроде Франция рядом, но ты оказываешься в совершенно другой парадигме. У немцев всегда была очень тяжёлая эстрадная музыка. Очень некрасивая, на мой взгляд, одежда. И футбол немецкий, он – пивной, если с напитками сравнивать, а я всё-таки винный человек и я больше люблю Испанию.

17. Как Вы считаете насколько правильно то, что лига решила так рано возобновить сезон?

Ещё у Джерома К. Джерома, есть замечательная книга «Трое на велосипедах», продолжение «Трое в лодке, не считая собаки», где они по Германии путешествуют и там высмеивается любовь немцев к порядку. Что главный герой для любого бюргера – это полицейский. Они на него смотрят и у них экстаз, что он может быть с ними жёсткий и суровый. И у немцев всё с одной стороны по протоколу, а с другой стороны для них медицина это что-то более лёгкое. Я столкнулся с этим, когда мы ребёнка оперировали. Сумма за операцию была, что здесь, что в Германии одинаковой и мне тогда, а это достаточно давняя история, казалось, что Германия – это рай по сравнению с нами. И я был потрясён. Есть такой маленький город Фельберт, который известен своими больницами и медицинскими исследовательскими институтами.

Для нас операция – это подвиг, это борьба, если не трагедия, то драма. Мы подъезжаем к больнице, и там стоят люди с капельницами, которые они возят за собой, оказалось, что это пациенты, а они курили, пили пиво из банок. Они вышли на улицу и радуются жизни. Ты можешь зайти в палату, и оставаться там сколько тебе нужно. Нет никакого «Ноги протри!». И я понял, что медицина для них – это сфера услуг, они очень легко к ней относятся. Сделать операцию – это все равно, что сходить подстричься. Возможно, я ошибаюсь, но у меня такое ощущение возникло. Мне кажется, что решение раньше прочих начать чемпионат, связано, во-первых, с гораздо более комфортной эпидемиологической ситуацией, а, во-вторых, я уверен, что немцы 3-4 раза взвесят все «за» и «против», прежде чем примут решение. У них есть одновременно и какая-то лёгкость в отношении к обычной жизни и в то же время основательность. Как у них это получается, с учётом огромного количества мигрантов, я не знаю.

18. Как относитесь к футбольным матчам при пустых трибунах?

Вы знаете, это лучше, чем ничего. То же самое можно сказать и о решении РФС заполнять стадион на 10 %, лучше, чем ничего.

19. Датский «Орхус» опробовал новый способ вернуть фанатов на трибуны – по периметру поля были установлены огромные экраны, на которые выводилась картинка из zoom-конференции с фанатами клуба, как Вы считаете, этот способ хорош и стоит ли воспользоваться этим примерам и другим командам?

Вы знаете, вариантов много. «Уфа», например, предложила зрителям поучаствовать в конкурсе, чтобы разместить свою фотографию на стадионе. Я подписан на все их аккаунты, и они написали, что первую встречу посетит Черчесов. Я удивился, потому что знаю, что Станислав Саламович в Москве будет. Потом они пояснили, что речь идёт о фотографии. И в этом тоже есть забавная история, но круче, чем в Корее никто не поступил, когда куклы из секс-шопа вытащили. Я не очень понимаю идею с zoom, ведь футболисты не будут смотреть телевизор в течение матча, им важно дыхание трибун, ощущение, что они рядом.

20. Поговорим о тренере сборной, но сначала затронем его игровую карьеру, как Вы думаете, повлияла ли на тренера Черчесова его игра в Германии с 1993 по 1995 годы?

Конечно, повлияла. Потому что это всё-таки бундеслига, а она тогда котировалась очень высоко. Это был очень тяжёлый чемпионат с заданным числом легионеров. Черчесов всегда был склонен к организации и порядку, но Германия, а потом и Австрия, окончательно в нём сформировали такого рассудительного и спокойного человека. Он очень эмоционален, может закипеть, это и кровь, и происхождение, но Германия ему очень много дала, как и любому другому игроку, как тому же Бородюку, который был первым российским легионером в Германии. Там просто этому учат.

21. В сборной России есть несколько натурализованных игроков, как Вы относитесь к этому факту?

Я не очень хорошо к этому отношусь. Потому что у меня перед глазами сборная Катара, у которой половину сборной составляли темнокожие игроки. Ганцы по происхождению, и им просто дали катарские паспорта. Мне кажется, что за страну должны играть свои, те, кто хочет здесь жить, у кого планы на будущее в стране, за которую играешь, есть. В той же Германии, хотя я этим вопросом глобально не интересовался, но если не ошибаюсь, для того, чтобы получить вид на жительство или паспорт необходимо сдать два экзамена: по истории Германии и языку. Если люди готовы говорить по-русски, жить здесь, готовы сдать экзамен по языку и по русской истории, то это одно. А так, когда во время гимна молчат и до сих пор не говорят по-русски, мне кажется, это странно.

22. Как Вы считаете, какая сборная сильнее: сборная Хиддинка без натурализованных игроков или сборная Черчесова с легионерами?

Я думаю, конечно, сборная. Хиддинка сильнее. Всё-таки бронза – это бронза, кто бы, что не говорил, что попали случайно, благодаря хорватам. И я не знаю, когда в обозримом будущем сборная России повторит это достижение, очень хотелось бы, чтобы повторила. Просто те люди, которые играли в сборной Хиддинка на основных ролях – это были игроки «ЦСКА» и «Зенита», те ребята выиграли за три года два кубка УЕФА и суперкубок и уехали играть в Европу в такие клубы как: «Тоттенхэм», «Челси», «Арсенал», «Штутгарт», «Эвертон», не последние клубы. Мы радуемся отъезду Смолова в Испанию, но он играет за «Сельту», которая борется за выживание. Поэтому очень сложно сравнивать. Возможно, Миранчуки куда-нибудь уедут, да, Головин играет, в какие-то символические сборные попадает, но «Монако», не тот, который первый при Жардиме, откуда весь состав ушёл за немыслимые деньги. А «Монако» сегодняшний, который где-то в середине таблицы.

23. Тогда, всё-таки, кто должен тренировать сборную России: иностранец или русский?

Неправильный вопрос. Я считаю, что иностранец нужен был сборной России в 1992 году. Потому что, если бы той компании великих игроков, по нашим меркам, просто потрясающих мастеров, дали бы главного тренера иностранца, того же Хиддинка, Капелло, то он внёс бы и солидность, и порядок. Не было бы того кошмара, который был на Евро-92, того унижения от шотландцев в последнем матче и не было бы Чемпионата Европы 1996 года, со скандалами, которые ему предшествовали в 1994 году. Вот тогда, мне кажется, иностранец был нужен. По многим причинам, потому что он в той парадигме для наших игроков был бы авторитетнее, чем любой из наших тренеров, даже таких великих, как Романцев и Садырин.

Потом был нужен иностранец, когда в 2006 году никто из наших тренеров не мог дать результат, хотя сборная играла изо всех сил. Кошмар 2002 года, когда манежку громили, и странные ощущения в 2004 году, и непопадание с Сёминым в 2006 году, когда сборная всего лишь третье место заняла в группе из пяти или шести команд. Но потом был нужен русский, российский тренер и Черчесов очень чётко попал в ожидания и возможности. Мне кажется, нет одного рецепта, есть ситуация, которую нужно анализировать и, что человек для субботы, а не суббота для человека.

24. Считаете ли Вы, что сборной России необходимо прививать тренерскую преемственность как у сборной Германии или мы идём своим особенным путём?

У каждого свой путь, к тому же кроме сборной Германии…вот Франция пыталась таким же путём пойти, когда Эме Жаке ушёл, Роже Лемерр встал у руля вместо него. Выиграл сразу Европу и кто бы что ни говорил, что на багаже, но другим это не удавалось. Мне кажется, что речь идёт не о преемнике, в виде второго тренера или ассистента, потому что ассистенты бывают разные. Каждый раз просто оценивается ситуация исходя из того, кто тренер, какие у него игроки, что это за поколение, какие ожидания в стране и что требуется от человека. Если перефразировать вопрос применительно к Бородюку, то, на мой взгляд, если бы Бородюк возглавил сборную, то это было бы очень достойно, но не сложилось.

25. Почему русские игроки не уезжают заграницу?

Я думаю, что всё тут на поверхности. Во-первых, они очень зависимы от агентов, а агенту не всегда выгодно откликаться на предложения, потому что там значительное понижение заработной платы и дохода игрока, а значит и агента. Во-вторых, у нас нет, к сожалению, успешных выступлений в Лиге Европы и особенно в Лиге чемпионов, для того чтобы по выступлениям в этих турнирах создалось итоговое благоприятное впечатление об игроке и его бы просто забрали. Мы помним, что когда Каррера выиграл чемпионат России, это никак не сказалось на его дальнейшей карьере. Он долго был без работы, после того как его уволили. В Италии работа в РПЛ не котируется, он был вынужден уехать в Грецию. В-третьих, это обособленность России, то, что у нас нет, за редким исключением, ярких и успешных примеров, как быть вписанным в международный футбольный ландшафт. У наших игроков, хоть и есть иностранные агенты, как, например, у Ильи Кутепова, но какая от этого польза, сказать сложно. Повторюсь, именно агенты продают игроков, и как мне кажется, у нас один-два человека, на сегодняшний день, кто способен продать своего подопечного за границу.

26. «Футбол России» сейчас выходит на «России 24», в своё время эта программа была практически единственной, из которой я хоть что-то узнавал о футболе, как Вы думаете, чем она цепляла?

Это была туровая программа. Любую обзорную программу будут смотреть. Плюс в неё приходили люди, которые, как мне казалось, спокойно могли поговорить о футболе. Это была программа-сериал, что тоже всегда нравилось. Зритель к этому привык и те люди, которые над ней работали, старались, чтобы программа была интересной.

27. Есть ли программа «Футбола России», которую Вы запомнили?

Я об этом писал в «Foot’Больных людях», это программа, когда пришли одновременно Ловчев и Черчесов или другая, где гостями были Газзаев и Бышовец. После двух этих программ все гости, которые до этого просто говорили «да», начали спрашивать: «А кто второй? С кем я буду в паре?». Эти две программы стоят особняком, потому что Валерий Георгиевич с Анатолием Федоровичем к тому моменту очень долго не общались, Анатолий Федорович в основном через СМИ приветы передавал и то же самое Ловчев с Черчесовым. Евгений Серафимович на тот момент безумно критиковал Черчесова и, когда шёл на программу, не знал, что Стас у меня. Ну, а дальше всё как в рассказе. Идёт, бодрый, вдруг видит Станислава Саламовича, а тот как тигр ощетинился, зрачки сузились – это было красиво.

28. У Вас был замечательный проект – «Истории футбола». С кем из гостей было труднее всего договориться об интервью и почему не стали продолжать проект?

Вы знаете, ни с кем не было сложно договориться, все достаточно быстро шли навстречу. Почему не стали продолжать? Да потому, что это был сезонный проект. Как не стали бы сейчас продолжать какой-нибудь сериал, где один или всего два сезона. Просто мы на тот момент, сделали истории практически со всеми людьми в стране, с кем хотелось сделать, которые были тогда топами. Очень много сил отдали, что-то заработали, но это в основном была такая имиджевая история для нас. И удовольствие от того, что мы вместе, вчетвером, работаем, хотя очень трудоёмкий был монтаж, очень тяжелый был вопрос относительно телевизионных прав, были большие сложности по картинке.

29. У Вас есть канал на «YouTube», под названием «Foot’Больные люди», но последний ролик был залит туда год назад. Почему перестали заниматься каналом?

Чтобы производить две программы в месяц с качественным продуктом, требуется серьёзная сумма денег, даже несмотря на все скидки. Выпустил для удовольствия два сезона и на этом, пока не знаю, приостановил.

30. Как Вы думаете, интернет победил или телевизор ещё повоюет?

В условиях пандемии рейтинги телевизионные выросли и реклама выросла. Я думаю, что ставить вопрос таким образом – ошибка. Потому что интернет и телевизор – это просто платформы. Очень многое из того, что делается сегодня телевидением, потом заливается в интернет и набирает там большое количество просмотров. Даже история с «Бесогоном», которую Никита Сергеевич делал самостоятельно, в домашней студии, всё равно на «России 24» выходила, показывает какой спрос на эту программу и какая цитируемость и т.д. Я думаю, что это всё будет развиваться параллельно, последовательно и взаимосвязано.

Помните, когда закрывался телеканал «Спорт», «Россия 2» на тот момент, частота уходила в «Газпром-медиа», создавался канал «Матч». Казалось, что «Матч» станет монополистом – всё на «Матч» и все на «Матч». Я помню разговоры с коллегами, что рынок схлопнулся, некуда идти, он нас раздавит, это будет мега-СМИ. Прошло несколько лет, Англия ушла в «okko», другие трансляции в Яндексе, где-то что-то ещё. Не знаю как у Вас, но я во время карантина достаточно много времени проводил в телефоне, в компьютере, сайты, социальные сети, а всё равно нечего читать глобально. И вот это ощущение, что интернет победил, а читать нечего – это странно. Я думаю, что и телевизор будет, и театр будет, и интернет будет, и кино. В общем, всё будет хорошо, и бумажные книги будут.

31. И напоследок, что последнее Вы прочитали и посоветуете три книги на спортивную тематику?

Кристофер Бакли – «Охотник за судьями». Бакли гениальный американский писатель, юморист, который был главным спичрайтером в Белом доме, потом стал писателем. У него есть известные произведения: «Здесь Курят», «Зелёные человечки». Это Пелевин без фантасмагории и тройной философии. Что касается спортивных книг, здесь всё зависит от кого, какое Вы хотите получить чтение. Наверное, это биография Агасси. Я очень жду новую книгу Лены Вайцеховской, про фигурное катание. Уже анонсирована обложка, она уже написана, жду, когда она появится.

Я думаю, что это будет тоже сильное явление, в особенности потому, что фигурное катание это мир сектантов, людей которые влюблены. То же самое, когда поклонницы Лемешева и Козловского дрались в сквере у Большого театра, женщины, в большинстве случаев, одинокие. Я думаю, у Загитовских против Медведевских поклонников постоянная заруба идёт. Но я далёк от фигурного катания, к счастью или к сожалению. Третьей книгой пусть будет «Foot’Больные люди», потому что мне кажется, что эта книга, которой не было на российском футбольном книжном рынке. Она про жизнь, она весёлая и про истории о людях, которые всем известны.

Большое спасибо Илье Казакову за интервью. Фотографии для блога взяты с инстаграма героя материала, с его разрешения.

Автор текста будет рад, если увидит вас среди подписчиков t.me/epizods.

Редактор текста: Polina_malina

***

Любите немецкий футбол! Цените немецкий футбол!

Смотрите немецкий футбол, подписывайтесь на наш блог и твиттер

 ***

Источник: sports.ru/