Вячеслав Фетисов Матч звезд НХЛ Сборная России по хоккею Солт-Лейк-Сити-2002 Калгари переходы НХЛ Флорида Павел Буре Валерий Буре Хоккей

Лучший совместный перформанс был на Матче звезд.

«В этой команде у меня не один, а 22 брата», – легендарная фраза Павла Буре, которая уместно смотрелась бы в каком-нибудь пафосном кино о большой спортивной победе. Тогда, в феврале 1998-го, он просто отвечал на вопрос, приятно ли ему играть со своим братом Валерием в одной команде. Те слова Буре были очень важными и нужными – после нескольких лет раздрая в сборной собрались сильнейшие, и надо было показать, что на Олимпиаде в Нагано скандалов, ссор и обид не будет.

Но, по сути, на вопрос он так и не ответил. Спустя много лет он признает (хотя и без этого было понятно): да, ему было очень приятно играть с братом.

Вместе на лед в Нагано они так и не вышли. Пересекались только на пересменках: Павел был в первом звене с Жамновым и Каменским, а Валерий – в четвертом, с Кривокрасовым и Немчиновым.

У братьев Буре было не так много шансов поиграть вместе: сказывалась трехлетняя разница в возрасте (когда один уже был звездой НХЛ, другой – в канадских юниорках), а потом – выбор Валерия «Монреалем» на драфте-1992. Они и виделись-то редко: «Ванкувер» играл в Западной конференции, «Канадиенс» – в Восточной.

Более-менее регулярно они играли вместе только в детстве – задолго до того, как стали профи. «У нашего дома было замерзшее озеро, и иногда вместо того, чтобы ходить в школу, мы играли в хоккей», – рассказывал Павел.

Снова встретиться на льду они могли только в трех ситуациях: сборная, обмен в один клуб или звездный уик-энд. Братья перепробовали все.

Матч звезд НХЛ-2000 проводился в формате «Звезды Северной Америки – Звезды мира». У европейцев был совершенно фантастический состав: Селянне, Ягр, Сундин, Шатан, Демитра, Элиаш, Лидстрем, Буре. Неожиданно в эту компанию вписался и Буре-младший, проводивший лучший сезон в карьере (к концу регулярки у нападающего «Калгари» будет 35+40 – из русских больше набрал только Павел).

Тот Матч звезд – единственный для Валерия и самый запоминающийся для Павла. Тренер сборной мира Скотти Боумэн решил поставить братьев в одно звено, и это стало отличной находкой. В центре был Виктор Козлов, партнер Павла по «Флориде».

«Это был единственный вариант, который мы рассматривали – посчитали, что между ними будет химия, – говорил Боумэн. – Я думаю, что мы были правы».

В тот вечер Павел сделал хет-трик, а две результативные передачи ему отдал Валерий – все это происходило на глазах их мамы, Татьяны, которая была на трибунах. Ее старшего сына признали MVP Матча звезд: «Разумеется, это большая честь. Но это особенный вечер для меня, потому что я играл со своим братом».

Павел мог сделать и покер – в конце матча при выходе два в одного он не воспользовался обратной передачей Валерия. «Это довольно забавная ситуация. После второго периода мы разговаривали в раздевалке, – объяснял Буре-старший. – Я сказал: «Если у нас выход 2 в 1, просто выберите место для броска. Я отдам вам передачу – сразу бросайте». Но он попытался достать мне четвертый гол».

«Вы же знаете, что младшие братья никогда не слушают старших», – тут же смеялся Валерий.

«Я не забуду этот опыт, – продолжал Павел. – Это будет один из самых особенных дней в моей карьере».

Павлу очень понравилось играть с братом – он хотел продолжения. Валерий Буре провел еще один неплохой – пусть и не такой яркий – сезон в «Калгари», но его не собирались там оставлять. «По каким-то причинам у Валерия не пошла игра в нашей команде, – говорил генеральный менеджер «Флэймс» Крэйг Баттон о своем втором снайпере и третьем бомбардире. Главный тренер Грег Гилберт вообще заявил, что Буре – эгоист, игравший для себя, а не для общего успеха.

Летом 2001-го грянул трейд между «Калгари» и «Флоридой»: Буре-младший и Джейсон Уимер в обмен на Роба Нидермайера. Кажется, больше всех радовалась мама игроков – ей больше не нужно было разрываться между городами.

«Я был очень рад, но в первые полчаса абсолютно не верил в случившееся», – уверял тогда Валерий. Братья дружно говорили, что сначала считали новость шуткой. Но как минимум один из них лукавил.

«Как он оказался во «Флориде»? Мне пришлось для этого очень много поработать, – рассказывал Павел не так давно «Советскому спорту». – Я хорошо общался с хозяином «пантер». И в итоге получилось забрать брата к себе в команду. На тот момент я мог достаточно много делать и решать».

Кстати, Павел проболтался «Спорт-Экспрессу», что имеет отношение к переходу, еще в июне 2001-го, но тогда аккуратно списал все на шутку.

– Конечно рад! Три года над этим работали!

– Простите, не поняла. Как работали?

– Шучу, конечно. Если бы процесс обмена зависел от желания игроков…

Кажется, Валерий не был в курсе всей истории с переходом: «Помню день, когда меня обменяли во «Флориду». Я не ждал этого трейда – готовился вернуться в Калгари, но мне позвонили и сказали собираться. Мы с женой были в восторге. Мы с Павлом почти не играли вместе – впервые пересеклись в Нагано-98, и эти две недели были невероятными. Поэтому, когда меня обменяли, я очень радовался, потому что получил возможность играть с одним из лучших нападающих в истории хоккея, который был моим братом.

Мы встречались с владельцами команды, и нам сказали, что ее будут строить вокруг нас с братом, плюс появилось несколько классных парней – Сандис Озолиньш и еще пара игроков».

Все пошло не так с самого начала. Только к 20 сентября агент Валерия договорился с клубом о контракте (после долгих переговоров он выбил 8,6 млн на три года) – из-за этого была пропущена первая неделя сборов. «Самое главное – я хотел убедиться, что они не будут платить мне рублями», – шутил он по поводу затянувшихся переговоров. «Если будет играть с такой же настойчивостью, с которой ведет переговоры, наша команда получит большую выгоду», – отшучивалось руководство «Пантерс».

К сожалению, разговоров о связке Буре – Буре было гораздо больше, чем совместных матчей братьев. Уже на первой неделе сезона Валерий получил травму колена – продолжил играть с ней, но уже к 18 октября, перед матчем в Калгари стало понятно, что все серьезно – порванный хрящевой сустав правого колена. К тому моменту он набрал 2 (1+1) очка и полезность «-3» в 6 играх, у Павла было 2+2 и «-4».

Валерий вернулся только 11 января 2002-го: «Больше всего раздражало ожидание выхода на лед. Вроде ты так близко, но все ждешь, «Когда? Когда? Когда?» – это расстраивало больше самой операции». В первой же игре – против «Оттавы» – Валерий забил гол, но разделить радость с братом не смог – за матч до этого Павел сломал руку. Это была уже не первая травма в сезоне: еще семь игр он пропустил из-за сотрясения мозга.

Но времени на восстановление не было – нужно тащить «Пантерс», проваливавших очередной сезон, да и через месяц маячила Олимпиада, которую Павел пропускать не собирался: «Это только рука, а не нога или сотрясение мозга. Играть через боль – это часть хоккея. Если я смогу ее переносить – я буду играть». Русская ракета вернулась на лед через 12 дней после травмы, он играл с недолеченным переломом. Пока его не было, Валерий набрал форму и 1+2 в пяти матчах.

В том же травматичном январе 2002-го были и хорошие события: Павел забросил свою 400-ю шайбу в НХЛ. Ассистировали ему Валерий и Сандис Озолиньш.

К перерыву на Олимпиаду братья сыграли 17 совместных матчей за «Флориду» – Павел набрал в них 15 (8+7) очков, Валерий – 9 (5+4). Майк Кинэн младшим был недоволен и урезал игровое время до 8 минут.

Но это нисколько не смутило Вячеслава Фетисова – главного тренера сборной России. Что оба попадут на Олимпиаду, можно было предсказать заранее: в ноябре 2001-го Владимир Путин прилетел в США встретиться с Джорджем Бушем, но перед этим пригласил братьев поужинать.

«После тренировки мы полетели в Вашингтон, – вспоминал встречу Валерий. – Были я, Павел и Фетисов. У Путина было пять минут на разговор с нами, и после этой встречи в посольстве он нам сказал: «Ребят, какие планы на вечер? Как насчет совместного ужина?». Мы переглянулись и ответили: «Даже если у нас были планы, их уже нет». Мы ужинали в стейк-хаусе в Вашингтоне, около двух с половиной часов. Потом попрощались и улетели домой. Вернулись в 2-3 часа ночи, немного поспали и поехали на тренировку».

Связка Буре – Буре считалась ударной в той сборной России – они выходили в первом звене, а центрил их Алексей Жамнов. Вряд ли это решение можно назвать удачным: у Валерия – 1+0, у Павла – 2+1 за турнир и итоговые бронзовые медали. Перфомансов в стиле Нагано уже не было: в плей-офф у них 1 гол на двоих – и тот белорусам, в матче за третье место при счете 5:2. Все понимали, что Русская ракета готова не на 100% — но тренерский штаб предпочел его даже в таком состоянии другим здоровым игрокам.

«Не включил в состав Брылина, одна из причин – хотел морально поддержать Павла Буре, – объяснял потом Фетисов. – Он перед Олимпиадой около месяца не играл, получив повреждение. Валера Буре тоже восстанавливался после тяжелой травмы. И у меня в голове было приглашение в команду именно двух братьев, чтобы они друг друга мотивировали. Поэтому в последний момент, взвешивая все за и против, принял решение включить в состав Валерия Буре. И тот, мне кажется, неплохо сыграл. Энергии добавил, был очень мотивированным.

Взял Валерия из-за ужина с Путиным?! Не все сейчас могу сказать, но никакого политического решения не было. Тем более что президент страны при всей своей влиятельности – очень деликатный человек. И никогда бы на такие вещи указывать не стал. Просто так получилось, что все игроки в день той встречи, которая прошла в Вашингтоне, были заняты в своих клубах, и никто бы их не отпустил даже на встречу с президентом России. А Валера был свободен. И прилетел».

После Олимпиады в Солт-Лейк-Сити результативность Валерия во «Флориде» заметно выросла, хотя Кинэн развел на время братьев по разным тройкам: младший набрал 3+5 за 9 матчей, старший – 3+4.

Но «Пантерс» все еще проигрывали – и снова пролетали мимо плей-офф, в четвертый раз за пять лет. Руководство заметно злилось и дергалось. «После двух сезонов, в которых мы набирали всего по 60 очков, мы готовы обменять кого угодно, если эта сделка усилит нашу команду», – говорил генеральный менеджер Чак Флетчер. 

«Кем угодно» стала главная звезда – 18 марта, за день до дедлайна, ее обменяли в «Рейнджерс». «Клуб решил уйти в перестройку – это стало неожиданностью. Было грустно, когда обменяли брата», – вспоминал Валерий. За Павла «Флорида» выручила Игоря Уланова, Филипа Новака и драфт-пики, из которых ничего полезного извлечь не получилось.

Накануне Буре-младший получил повторную травму колена – и ему потребовалась операция, что означало автоматический конец сезона. В один момент «Флорида» осталась без двух Буре сразу, без двух игроков топ-3.

17 марта 2002 года против «Оттавы» – последний совместный матч братьев: оба остались без очков, но бросили 8 раз и схватили по 2 штрафных минуты. Всего официальных игр НХЛ, где они вместе выходили на лед в одинаковых свитерах, набралось 26, но ни одна из них не была ярче того Матча звезд.

Впрочем, братья ни о чем не жалеют.

«У меня нет мечты, чтобы сын играл в хоккей, – говорит Павел. – Но была реальная мечта – выступать с братом в одном клубе. Мы ведь постоянно на разных побережьях выступали, даже конференциями не пересекались. И вот оказались во «Флориде». К сожалению, ненадолго. Навалились травмы, мне пришлось уйти в «Рейнджерс». Но сам факт: мы сделали это!».

Фото: Gettyimages.ru/Eliot J. Schechter / Stringer; REUTERS/Marc Serota, Colin Braley, Gary Hershorn, Shaun Best; en.wikipedia.org

25 лет назад «Ванкувер» обманул Буре с контрактом. Он оказался не в той валюте
«Путин спросил: «Какие планы на вечер?» – Отвечаем: «Уже никаких». Валерий Буре рассказал про брата, вино и гаджеты
В молодости Курникова одновременно встречалась с Буре и Федоровым. С одним была помолвка, со вторым – возможно, брак

Источник: sports.ru/