Сборная Англии по футболу МК Донс ЧМ-2018 премьер-лига Англия Тоттенхэм Деле Алли Футбол

Бывают игроки, с которыми явно что-то не так. Они молодые миллионеры и занимаются любимым делом, но ведут себя так, словно злы на весь мир.

Звезда «Тоттенхэма» Деле Алли иногда кажется гением с повадками гопника.

Он показывает средний палец арбитру, отбирает мяч так грубо, что за соперников натурально страшно (посмотрите на попытку сломать ногу в матче с «Гентом»), нервно реагирует на собственную замену и издевается над фанатами соперников. 

Тут Алли – полная противоположность другой английской молодой звезде. Рахим Стерлинг расслаблен, на понтах, не наезжает на игроков и иногда жалуется на расизм. Алли жалующимся на расизм представить сложно  – скорее стоит волноваться за расиста, который решится напасть на него (или да – заподозрить в расизме самого Алли).

Кстати, про нападения. Недавно Деле ограбили в собственном доме – кто-то удивился, что на требование отдать часы Деле начал быковать на грабителя?

Часто поведение Алли выглядит отталкивающе, но оно перестанет вас удивлять, если вы дочитаете этот текст до конца. Как это обычно бывает, корни проблем, вероятно, уходят в тяжелое детство и непростые отношения с родителями.

Сразу предупреждаем: в этой истории много темных пятен, одна из сторон (Алли и его новая семья) почти не комментирует ситуацию, а полную картину мы, вероятно, не восстановим до тех пор, пока Деле не напишет автобиографию. Но чтобы  чуть лучше понимать, что в голове у самого дерзкого англичанина нового поколения, придется углубиться в его семейную историю.

У мамы Деле были проблемы с алкоголем. Ради карьеры сына она отдала его в другую семью

Осенью 1995-го английская девушка Дениз встретила в лондонском баре парня из безумно богатой нигерийской семьи – Кехида. Несколько пинт, продолжение дома, короткий роман – так появился Деле.

Отец сбежал в Нигерию всего через неделю после рождения Деле – закончилась учеба в магистратуре в Лондоне. Формально они оставались в браке, но развелись, когда Деле исполнилось три.

Вместе с тремя детьми (все – от разных мужчин) Дениз переехала в Милтон Кинс, в 70 километрах от Лондона. Семья поселилась в трехкомнатной квартире на окраине города. Через несколько лет появился еще один ребенок (опять от нового мужчины) – и всех четверых Дениз воспитывала одна. Точных сведений о ее работе в то время нет: иногда она сидела на пособии, иногда –  подрабатывала официанткой.

Мелкий Дели не замечал проблем. Он счастливо пинал мяч во дворе и обожал мать. «Он не отходил от меня ни на шаг. И часто просил поцеловать его», – вспоминала Дениз в интервью The Sun.

Когда Деле исполнилось 9, отец пригласил его в Нигерию, в свой родной город Лагос. Пацан окунулся в роскошь: первый год учился в частной школе за 20 тысяч фунтов и жил в особняке с 10 спальнями и слугами, а второй провел в Хьюстоне (Кехид переехал туда по работе). 

Вроде все идеально, но Деле загорелся идеей стать футболистом и уговорил отца отпустить его назад в Англию. «Мне было трудно его отпустить. Но я знал, что так будет лучше для Деле и его амбиций», – рассказывал Кехид Sunday Mirror.

Деле вернулся в новую реальность: после дворца социальное жилье казалось совсем маленьким, еще и мама начала потихоньку спиваться. «У меня были серьезные проблемы с алкоголем из-за трудного детства, – призналась Дениз в откровенном интервью The Sun. – Я несколько лет была во власти водки, пива и другой выпивки».

Дома регулярно случались скандалы. Соседи слышали их и вызывали социальные службы, которые приезжали проведать обстановку. Чуть ли не единственной радостью Деле был футбол. В 11 лет (чудовищно поздно для профи) он поступил в академию местной команды «Милтон Кинс Донс».

Деле Алли с отцом

На первой же тренировке он познакомился с защитником Харри Хикфордом. «Это была любовь с первого взгляда», – шутил Деле. Пацаны моментально стали лучшими друзьями, хотя кроме футбола у них было мало общего. Харри жил в респектабельном районе Cosgrove (в шести милях от дома Деле), его отец – Алан – владел строительной компанией, а жена – Салли – наслаждалась жизнью домохозяйки.

Пацаны виделись каждый день, и это понятно – Деле тяготился домашней атмосферой, поэтому использовал любую возможность улизнуть. Хикфорды почему-то прониклись симпатией к Деле и по мелочи помогали.

Центр тяжести смещался постепенно: после одной из тренировок Алан подвез Деле до дома (его, как обычно, никто не встречал), затем Деле начал регулярно заходить на чай к Хикфордам, потом несколько раз переночевал. Под присмотром Хикфордов Деле перестал прогуливать школу и шляться на улице. «Нам было жаль Деле. Он был совсем юным, но уже замучен жизнью. Они так хорошо дружили с Харри. Мы поняли, что хотим помочь ему», – рассказывала позже Салли.

Неизвестно, кто первым озвучил это, но в воздухе повисло решение – переехать к Хикфордам насовсем.

В 13 лет Деле собрал вещи и навсегда уехал из дома на окраине Милтон Кинс. Напоследок он пообещал маме приезжать каждые выходные.

Деле Алли с матерью

Спустя годы Дениз скажет, что именно она настояла на переезде. Если и так, расставание с сыном далось ей крайне тяжело:

«Я не находила себе места и каждый день плакала. Мое сердце было разбито. Однако я понимала, что так будет лучше для моего мальчика. Я боялась, что он станет преступником, как многие его сверстники в нашем районе – все они курили, воровали и выпивали. Деле мечтал стать футболистом и играть за «Барселону». Эти люди могли помочь ему. Мы с Хикфордами не были друзьями, но я понимала, что с ними Деле будет лучше».

Алли сильно сблизился с новой семьей: отмечал с ними все важные моменты, а Харри вообще считает братом

В новой обстановке карьера Алли взлетела.

В 15 лет (через два года после переезда) он дебютировал за «МК Донс», в 17 – закрепился в основе, а в 19 (в январе 2015-го) перешел в «Тоттенхэм» за 5 миллионов фунтов.

«Алан и Салли – феноменальные родители. Они поддерживали и дисциплинировали Деле», – уверен тренер «МК Донс» Марк Робинсон.

«После переезда к нам Деле ощутил себя в безопасности. Он мог быть беззаботным маленьким мальчиком», – объяснила Салли в документальном cериале «Феномен» (о лучших игроках мира, Деле посвящена отдельная серия).

Деле и сам ощущал, что с Хикфордами ему лучше, и быстро сблизился с новой семьей. Самые важные моменты карьеры он праздновал с ними.

Первый профессиональный контракт – они едут в Лондон и тусуются все выходные.

Контракт с «Тоттенхэмом» – Деле ведет семью в ресторан и покупает новый автомобиль для Салли (старая Тойота едва ездила).

Первый гол за сборную Англии в 2015-м – Харри скромно ведет Деле праздновать в его любимое кафе-мороженое.

С Харри они вообще все делали вместе: тусовались, ездили в отпуск и даже жили. Футбольная карьера Харри не сложилась (пик – игра в третьем дивизионе), но Деле поддержал друга и сделал своим менеджером. В 2019-м Алли переехал особняк за 2,25 миллиона фунтов в элитном районе Хартфордшир и позвал Харри с собой. Несколько раз журналисты спрашивали Деле о белобрысом парне, который повсюду ходит с ним – полузащитник всегда представлял его как брата.

«Он уравновешивает меня, – объяснял Алли. – С самого начала, когда я был рядом с ним, вел себя прилично. Теперь мы отличные друзья».

Любопытно, что юридически Хикфорды не были связаны с Деле: они так и не оформили усыновление или опеку. Но со стороны легко может возникнуть впечатление, что Хикфорды и есть его семья. Деле не распространяет такую теорию, но и о биологической семье рассказывает редко. Только в первом интервью клубному каналу «Тоттенхэма» парень упомянул первую семью и отделался нейтральным «она сложная». 

Поначалу Деле помогал материально обеим семьям: Алли – подарки на рождество и X-Box, Хикфордам – доля в его компании

Уже по первому контракту с «Тоттенхэмом» Деле получал 50 тысяч в неделю. В такой истории всех интересует экономика – кого он осыпает щедростью, а на кого – зажимает деньги.

С первых интервью Деле подчеркивал, как велика роль Хикфордов в его успехе. «В раннем возрасте я попал в неправильную среду, – объяснял Алли. – Она отвлекала меня от футбола, от моего пути. Мне повезло – я встретил правильных людей. С ними я пережил трудные времена и стал тем, кем есть сейчас».

Логично, что когда Деле подписал контракт с «Тоттенхэмом», то решил отблагодарить Хикфордов. Алан и Салли получили по 25 процентов акций компании Dele Alli Promotions Limited, которая занимается спонсорскими контрактами Деле. Более того – Алан стал директором этой компании. Про должность менеджера для Харри вы уже знаете.

Примерно раз в месяц старая жизнь выдергивала Деле: он приезжал в квартиру на окраине Милтон Кинс, общался с матерью и играл с младшим братом. И, разумеется, помогал деньгами.

В 2014-м (еще во времена «МК Донс») Деле потратил на первую семью 4 тысячи фунтов и купил щедрые рождественские подарки – 200 фунтов маме, по 80 – сестрам и телевизор с X-Box младшему брату. В 2015-м, после контракта с «Тоттенхэмом», подарки на Рождество подросли: Дениз получила 600 фунтов, а дети – по 500.

«Это инициатива Деле, мы не просим его, – уверяла Дениз. – Мы никогда не обсуждали его зарплату. Насколько мне известно, он получает 25 тысяч фунтов в неделю. Но я не знаю точно».

Со временем Алли прервал отношения с родными. Его отец даже изображал покупателя «Тоттенхэма», надеясь увидеться с Деле

По ходу первого сезона с «Тоттенхэмом» мироощущение Деле изменилось. Постепенно он отдалялся от родной матери, крохотной квартиры, сводных братьев и сестер.

По уверению матери, последний раз Деле виделся с ней осенью 2015-го. «Он был в приподнятом настроении и даже сказал: «Я люблю тебя». Я понятия не имела, что это последняя встреча», – вспоминала Дениз. Возможно, она что-то напутала или подарки на то Рождество Алли через кого-то передал, но дальше отношения разрушились соверешенно точно.

Сначала Деле проигнорировал несколько семейных праздников. Затем оказалось, что он сменил номер телефона. Какой новый? Родной семье он не сообщил.

В августе 2016-го Деле неожиданно убрал фамилию с джерси. После он дал редчайший комментарий про отношение к первой семье: «Я хотел, чтобы моя футболка отражала мои ощущения. Я чувствую, что не связан с фамилией Алли. Это решение я хорошо обдумал и обсудил с близкими для меня людьми – со своей семьей».

Дениз поняла, что случилось что-то нехорошее. Сначала было недоумение и попытки разобраться.

В Лондон из Америки прилетел Кехид – к этому моменту он стал миллионером, сделав состояние на нефти и газе. Вместе с Дениз они искали встречи с Деле: приходили на матчи, поджидали около базы и покупали экскурсии по «Уайт Харт Лейн». Отчаявшийся Кехид даже изобразил покупателя «Тоттенхэма» – Леви и не думал продавать клуб, но ради приличия распорядился устроить нигерийцу экскурсию по стадиону.

Однажды Дениз все же пересеклась с сыном. Это случилось осенью 2017-го, после дерби с «Арсеналом»: «Я ждала снаружи после матча, и когда Деле вышел, я тихо сказала ему: «Деле, это я – твоя мама». Он не остановился. Он сказал, что занят, сел в машину и уехал. Я была в слезах, он разбил мое сердце».

Затем наступил этап агрессии – только объектом стал не Деле, а семья Хикфордов. В 2017-м Кехид и Дениз решились на отчаянный шаг. Они инициировали разбирательство в отношении первого контракта Деле с «МК Донс». По английским законам в контракте несовершеннолетнего с работодателем должны быть подписи его родителей или попечителей. В контракте Деле стоят подписи Адама и Салли, хотя официально они не усыновляли его. 

Затем наступило принятие – бывшие супруги отчаялись поговорить с Деле и давили на жалость через медиа.

Вот тяжелый монолог Кехида для Daily Mail: 

«Я не могу увидеться с ним, и это очень больно. Мы с его братьями смотрим все матчи Деле по телевизору; они спрашивают: «Почему он не навещает нас?».

Он считает, будто меня не было в его жизни. Но это ерунда. Деле жил со мной годами, я всегда был рядом эмоционально и материально. Пока он не повзрослел, я оплачивал каждый его отпуск. Я купил его первую машину, когда он сдал на права. Некоторые думают, что мне нужны его деньги. Но я очень богат, я просто хочу быть с ним. Хочу, чтобы он знал, как я люблю его».

Сводная сестра Дели – Барбара – решила помочь отчаявшейся матери. Она давно вела в инстаграме фан-аккаунт брата и слегка переформатировала его: там появлялось больше детских и семейных фото Дели, а рядом с ними – эмоциональные послания Барбары.

«Эта история разбивает мне сердце, надеюсь, ты читал это, бро @delealli36. Мы все скучаем по тебе, ты дорог нам, но не из-за денег или славы, мы просто хотим нашего маленького #Delbot назад».

Барбара тэгала Дели больше 10 раз, но брат не откликнулся. Может, дело в том, что в Англии история почти не резонировала. Интервью с биологическими родителями Дели записали все таблоиды, но даже в 2017-м хавбек «Тоттенхэма» влипал в скандалы помощнее, поэтому к таким мелочам у медиа-имиджа Алли выработался иммунитет. 

Деле делал вид, словно Дениз и Кехид – парочка сумасшедших, а не его родители. Полный игнор, ноль упоминаний, ноль вопросов о них в интервью. 

На ЧМ-2018 Дениз просила помочь ей с поездкой, а потом – поздравляла с голом. Деле не ответил

Дениз по-прежнему живет в коммунальном доме на окраине Милтон Кинс и работает уборщицей. Дети выросли и разъехались. О том, что когда-то здесь жил Деле, напоминает только его фотография на подоконнике.

Кехид вернулся в Америку и, кажется, смирился с тем, что у него на одного сына меньше. А Дениз все еще пытается реанимировать отношения. Последняя попытка случилась в 2018-м, перед чемпионатом мира.

Дениз мечтала поехать в Россию и поддержать сына, но откуда у обычной уборщицы деньги на поездку? Через инстаграм она попросила помощи у Деле – очередной игнор.

Дениз не обиделась. Она смотрела каждый матч англичан, и когда Деле забил Швеции в 1/4 финала, ее переполнял восторг:

«Я сидела одна в гостиной, и когда Дел забил, это было потрясающе. Я закричала в телевизор: «Хороший гол, Дели, молодец!». В тот вечер я поздравила его в социальных сетях. Я хочу, чтобы он знал – я слежу за ним и болею. Но он не прочитал сообщение».

На следующий день его подруга Руби Мэй выложила в инстаграм фото – Деле сидит на стадионе в окружении Хикфордов. Все загорелые, красивые и молодые – идеальная семья для глянцевых обложек. Дениз призналась, что рыдала весь вечер, когда увидела фото. 

Деле не вспомнил о маме и после турнира – полетел с Харри и другими друзьями в отпуск на Ибицу и в Лос-Анджелес.

Недавно Дениз получила еще один болезненный укол. В мае 2019-го Тоттенхэм боролся за победу в ЛЧ, и Алли играл первый в жизни большой финал. Деле оплатил поездку в Мадрид нескольким близким друзьям и Хикфордам, но родители снова смотрели матч по телевизору.

Судя по всему, к лету 2020-го Деле так и не возобновил общение с родной семьей. В инстаграме сияет лаконичное Deli, а единственное упоминание семьи (любой из двух) – прошлогодние фото со свадьбы Харри.

Невероятно, но даже сейчас Дениз надеется, что Деле одумается:

«Я уже не тот человек, который позволил ему уйти к Хикфордам. Люди меняются, и я изменилась.

Он отказывается говорить со мной, и мне кажется, что его просто забрали у нас. Но я не брошу попытки вернуть его. Я хочу обнять его, хочу, чтобы он почувствовал, как я люблю его. Я очень несчастный человек, мне очень грустно. Я чувствую, что Деле скучает по своей семье, а мы скучаем по нему.

Мне не нужны его деньги. Я бы любила его, даже работай он в «Макдональдсе». Я просто хочу, чтобы мой сын вернулся».

Деле Алли – идеальный игрок для Моуринью. Жозе знает, как раскрыть его сильные стороны

Фото: Gettyimages.ru/Laurence Griffiths, Clive Rose; globallookpress.com/Mehdi Taamallah/ZUMAPRESS.com, Andy Rowland; instagram.com/harryhickford_; instagram.com/deleallisnumber1fan

Источник: sports.ru/