Алексей Татаев Млада-Болеслав Лех Тимур Жамалетдинов высшая лига Польша Футбол

CS до утра, депрессия и обида – в рассказах Жамалетдинова и Татаева.

Через неделю стартует Ла Лига, через две – АПЛ, уже вошла в ритм Бундеслига, шикарные голы забивают уже и в Болгарии, поляки планируют заполнять стадионы зрителями на четверть, а чехи болеют даже на парковках. Александр Муйжнек заглянул к российским легионерам в Европе — Тимуру Жамалетдинову из «Леха» и Алексею Татаеву из «Млады Болеслав».

Бывший нападающий ЦСКА уже забил «Стали» в Кубке Польши, а воспитанник «Краснодара» за неделю соорудил два автогола (в субботней игре со «Слованом» (2:2) – на пятой добавленной минуте; мы говорили за пару дней до нее).

У Жамалетдинова и Татаева разные судьбы. Один забивал в РПЛ и ЛЧ, но испортил себе карьеру неосторожным интервью («Слуцкий показывал, что не ценит меня как игрока и не любит как человека. Чалов не был лучше меня»), другой зажигал на Евро U-17, выглядел довеском к Николаю Комличенко и только теперь выбирается из его тени. Оба весной остались одни в европейской карантинной тиши, боролись с одиночеством, скукой и отчаянием – и наконец дорвались до футбола.

Жамалетдинов: сбитый режим, убийцы времени, подпольный барбер, гол в Кубке

– Я не играл за «Лех» с августа, девять с половиной месяцев. Тогда забивал только за «Лех-2» во второй лиге. Ждал весны – и тут пандемия.

На жестком карантине просидели две недели. Всем, кто хотел, сотрудники клуба развозили тренажеры. Я еще съездил на стадион, поодиночке можно было зайти в зал и забрать инвентарь: коврик, маты, гири. В 11 утра по Zoom занималась одна половина команды, в 12 – вторая. 

Выходить можно было только в магазин. Каждые утро и вечер скидывали доктору температуру. Потом ситуация поутихла, и самим надоело – решили, что можно и велик покрутить дома, и пробежаться в лесочке. Он тут рядом: у всех, от персонала до тренеров, жилье рядом со стадионом, в одном комплексе. 

Мне было одиноко – я в Познани без девушки, родителей, московских друзей. В пиковых ситуациях впадал в маленькую депрессию, мучаясь мыслями: «Когда же это все кончится?»

Спрашивал всех ребят, кто чем занимается дома на карантине. Все в один голос: «Ничем, кроме фильмов, сериалов и игр». Я тоже. Сбил режим сна. Бывало, и в три-четыре утра ложился, спал до обеда. 

Недели за две убил американский «Побег» – по полдня мог лежать и не отрываться. Еще «Мертв для меня». Начал «Острые козырьки», но через пару сезонов переключился на другой. Пересмотрел всего «Рика и Морти», а сейчас начал «Лучше звоните Солу». Друг давно советовал, когда я закончил «Во все тяжкие» – вот дошли руки.

Не думал, что я когда-нибудь столько буду играть в компьютер. Но время быстро летит. Запускаешь, смотришь – раз, и три часа прошло. А сам думаешь: «Блин, да только сел». По полдня точно убивал, часов шесть за раз. Хотелось, чтобы день побыстрее закончился. На инвентарь в Counter-Strike потратил не миллион-два, как некоторые, а поменьше: разок закинул сколько-то рублей и напокупал скинов. 

Дома я растерял кондиции и вес, и мышцы атрофировались в отсутствие нагрузок. Вес уже в норме, а в целом форма до сих пор неидеальная. Первую недельку с трудом себя заставляли тренироваться, особенно бегать. А со второй недели заработали так, будто не было перерыва. 

Контактные тренировки, где можно бить по воротам и так далее, разрешили за две недели до рестарта. К 10:45 подъезжали на машине к полю – сразу одетые, на поле только переобувались. В 11 начинали, работали часа полтора-два, потом домой – тоже в форме. Подбешивало, что помещения на стадионе не открывались – форму стирали и душ принимали дома. Весь потный я добирался до дома, там бросал вещи в стиралку, потом сушил. Обычно этим всем занят админ.

Маски клуб выдал, но никто их на тренировках не носил. На пробежки выходил тоже без нее: никто меня не видел. В Познани на улицах маски носят до сих пор, а я вообще не надевал – только в такси или продуктовый, из магазинов без них сразу выгоняли.

В парикмахерскую было никак не попасть – ее не хватало больше всего. В первый день тренировок мы – обычно аккуратно стриженные и уложенные, а тут все заросшие – вглядывались друг на друга, чтобы узнать. Через пару дней тренировок, когда шевелюра совсем достала, я набрал знакомому барберу. Тот сказал, у них все строго: «Может, через неделю буду работать, а может, через месяц». Но сам предложил: «Если оброс, приходи ко мне домой, так постригу».

Перед кубковой игрой со «Сталью» основной нападающий травмировался, тренер был доволен моей формой — предоставил шанс, и я забил. В Мелец приехали не за два часа до свистка, как обычно, а за 45-50 минут  – и сразу в форме. Вплоть до раздевалки – обязательно все в масках, дальше они требуются только на скамейке запасных (так что лучше играть, чтобы без нее). После игры я точно так же переобулся, надел маску – и в автобус. 

Отменили рукопожатия и передачу вымпелов из рук в руки – капитаны кладут их на газон, потом поднимают свой. После гола не задумываешься о запретах, на автомате поздравляешь партнера и отбиваешь пять. Разве что кулачок теперь, ну и без ярых объятий.

Зарплату нам урезали на три месяца на 50 процентов. Почти всю зарплату отдаю родителям, плачу только за квартиру и еду. Скажу честно, сокращение бросается в глаза, но не катастрофа – считай, полторы полноценных зарплаты потерял, не 12 же. 

Без зрителей плохо. Здорово, что через пару недель на 25 процентов трибун пустят болельщиков. В Польше так болеют, что ничего не слышишь, даже указаний тренера с бровки – а тут каждый скрип, свист, крик. Тишина, словно просто вышли попинать мяч. 

Татаев: ноль мыслей в голове, Че Гевара, мясо по-французски, три дня болезни и игнор клуба

– В марте, в начале карантина, я ни о чем не переживал: «Да это несерьезно все». Спокойно ходил без маски, до тех пор, как не услышал по телевизору: всем, кто без масок, штраф. На улицах творился какой-то апокалипсис: редко кто ездил на машинах или гулял, народ разве что в очередях у аптек – десять человек растягивались метров на 30-40. Такое и сейчас, но ограничения сняли – только в магазины и ТЦ надо ходить в масках. Многие и по улицам в них ходят – верят, что защитят. Сам я не верю – если уж надеваешь, то надо каждый час менять. А тут покупают тонкую одноразовую и используют месяцами.

Теперь я выхожу на улицу и ощущаю прилив энергии. А тогда, бывало, накрывало по полной. Просыпался – и не знал зачем. Не вставая с кровати, залипал в телефон, в голове – ноль мыслей, ноль целей. Постоянно без сил, измотанный. Первые недели просто сходил с ума – пока не начал выискивать что-то в интернете. Даже возникали мысли написать книгу.

Убивал время фильмами, сериалами и игрой на айпаде, а главное – как раз книгами. Листал ленту «ВКонтакте», видел какую-то обложку – потом искал и разом прочитывал. А начался карантин – засел за биографию Че Гевары. Пару недель только и делал, что читал – до трех-четырех утра. Здоровая такая книга, прочитал с удовольствием. «Война и мир» тоже здоровая – начал вот, страниц триста осилил, но что-то очень тяжело дается. Не понимаю, чего все так с ума по ней сходят. Можно было бы прилично сократить – полно малозначащих героев и ненужных описаний природы и местности. Все говорят, «Анна Каренина» проще. 

Со временем нашел, как еще извлечь из пустоты выгоду: сильно прибавил в готовке. Раньше никогда не готовил – зачем, если дома это делали мама и сестра, а в «Краснодаре», где я играл семь лет, даже в выходной можно было позавтракать, пообедать и поужинать. А тут взялся сам. Смотришь на фото в интернете – как же это сделано, хитро́, наверное? А все просто. Шел в магазин (он в пяти минутах), закупался. Полюбил мясо делать по-разному: стейки классно получаются, свинину обожаю, мясо по-французски (и грибы по-французски тоже). Салаты разные.

Во время карантина каждую неделю нам скидывали тренировочный план – комплекс на шесть дней (один выходной). Что я не понял – написали помимо домашней работы «спринт и бег». А где бегать, дома по квартире, что ли? Начал по улице: час – и домой. Пробежки по улице были разрешены – на прогулку с собакой или с детьми не запрещалось же. Увидел, что другие опускают маску, а как идут навстречу натягивают – и стал делать так же. 

Тренажеров никаких не было, это не Россия, здесь только со своим весом работали. Да я и не думаю, что реально было накачать на карантине бицепсы, как у Горетцки. Это бред какой-то, нельзя с ними играть на том же уровне. Помню, у меня была травма, и я ходил в зал – так набрал два-три килограмма и бегать не мог.

В начале мая наконец начались групповые тренировки. Сначала по двойкам, потом по восьмеркам, потом по десять человек. Приезжали одетыми, тренировались и быстро уезжали. Нам сказали держать дистанцию в два метра. Идиотизм, конечно, какие на тренировках два метра – но и единоборств поначалу не было, просто ведение, передачи и завершение. На вторую-третью неделю пошли спарринги.

На матч приезжаем в маске, снимаем только на самом подходе к полю – как перед разминкой, так и перед игрой. Без рукопожатий — расставляемся, судья дает свисток, поехали. Запасные и персонал сидят в два ряда – в масках и на дистанции.

На трибунах – до 130 человек. Болельщики – по приглашениям: родственники футболистов, друзья президента. Плюс молодежь из второй команды и не попавшие в заявку, как я со «Славией». Подошел к трибуне за воротами, назвал охраннику фамилию, тот нашел меня в списке, велел надеть маску и пропустил. Фанаты на стадион не заходят, но собираются около него и кричат. Их слышно – даже если всего сорок человек, как во вторник со «Злином», нам очень приятно.

И в России болельщики на футболе нужны. Без них эмоции не те, не проходит заряд по телу, не бегут мурашки по спине. Ошибаешься в передаче – и некому тебя поддержать, ободрить, выигрываешь единоборство – не слышишь аплодисментов.

Кое-что в этих запретах до сих пор раздражает. Ездили недавно в тренировочный центр – там хорошее восстановление, бассейн, сауна. Ну и столовая. Заходим туда и видим: человек 15 едят без масок. Мы идем забирать свою еду тоже без масок. А женщина нам: «Без масок и перчаток нельзя». «Да вон же, – показываем, – без масок и перчаток едят». – «Нет, обязательно». Выгнала нас. Маски мы нашли, надели и вернулись – будто в Чернобыле. Я один не понимаю, какая разница – получать обед в масках, а есть без?

Проверяли на коронавирус нас четыре раза. Нос у меня в прошлый раз уже ничего не чувствовал – глубоко в ноздрю же ватку засовывают, чтобы мазок сделать, и вертят до слез просто. Я за себя не переживал, даже когда в первую неделю тренировок, в конце апреля, температура подскочила до 39. Полная беспомощность, слабость – лень встать и воды попить. Написал доктору – мало ли, приду и перезаражаю всех. Сказал: «Пойдешь завтра в больницу и сдашь тест». Анализы оказались чистыми. Поболел три дня – без кашля или насморка, только несколько раз в день бросало в сильный жар – и поправился. 

Россия больше Чехии, но у меня ощущение, что и в России уже все с пандемией спокойно. Общаюсь с друзьями, они рассказывают, что все без масок ходят – в Таганроге, где у меня семья, в Осетии. Вот в Москве все жестко и в Дагестане. Один друг оттуда (сам в Таганроге) – знакомых, близких, друзей у него много болеет. Помните, все сначала говорили, что вся эта история — ерунда? Когда твой родной заболевает, понимаешь: никакая не ерунда.

До конца года нам урезали зарплату на 20 процентов. Мне никто не позвонил и не предупредил – только капитан написал в группу в WhatsApp: «Посовещались с тренером и президентом, решено сократить. Думаю, никто не против?» Ну если бы я написал, что против, меня кто-то послушал бы? Авторитета еще такого не имею.

А я был против, да. Полтора месяца провел дома. А когда я заболел, то ждал доктора – а никто ко мне не приехал. Мне стало обидно: что за отношение? 

Первые два матча я отбывал дисквалификацию – и «Млада» проиграла 0:1 «Славии» и 1:7 «Виктории». Настроения никакого после этих матчей не было. Все, над чем работали летом и зимой, впустую. Раньше на нас смотрели как на кандидата в топ-3 – теперь мы обычные середняки. Пауза у всех была, так что винить сами себя должны.

Я вернулся во вторник со «Злином». Выходя на поле, переживал. Чувство страха как из юношества, ладошки потели. Но мне было приятно это ощутить – если не волнуешься, надо завязывать.

Автогол на 12-й минуте вообще настроения не испортил. Я и в «Краснодаре-2» забивал в свои и понимаю, что ничего страшного в этом нет. А тут даже не ошибся: пытался закрыть прострел, но мяч срикошетил в ближний. Все видят протокол и думают, что из-за Татаева не выиграли – сколько нападающие не забили, все равно. А не забили момента три-четыре.

Игры через каждые три дня – тяжело. Не знаю, зачем так сделали, восстановиться толком не успеваешь. Чтобы привыкнуть, играли в таком же ритме товарищеские матчи, по средам и субботам. Выходил на игру с дискомфортом в мышцах, состояние не на уровне. Но восстанавливаться я умею, так что в своем здоровье уверен.

И вообще ждать целой недели до следующей игры бывало мучительно – а теперь не соскучишься.

Телеграм-канал Муйжнека
«За 6 часов смены нельзя ни пить, ни есть, ни ходить в туалет». Два монолога из РПЛ о врачах, которые борются с вирусом
Легионеры в «КраСаве»: лучший бомбардир ПФЛ, работавший в метро, русский немец из Кореи и наш в Польше

Фото: facebook.com/lechpoznan.oficjalna; instagram.com/lechpoznan1922; facebook.com/fk.mlada.boleslav/; instagram.com/fkmladaboleslav

Источник: sports.ru/