Челси Марко ван Бастен серия А Италия Фейеноорд ПСВ сборная Нидерландов по футболу высшая лига Нидерланды Милан Руд Гуллит Футбол

В данной рубрике создатель в моем лице, любой денек будет опубликовывать по одной главе книжки Рууда Гуллита под заглавием: «Как глядеть футбол. Управление диванного профессионала». Книжка была издана в 2016-ом году. Я считаю этот материал очень полезным и увлекательным, также неотклонимым к исследованию. Также от себя буду добавлять иллюстрации по теме в каждой главе. Приятного чтения!

Глава 2 – «В Италию»

 

Когда ПСВ встречался с «Миланом» на Кубке Гампера в Барселоне, я играл в защите. Возможно, я произвел не плохое воспоминание, поэтому что опосля игры технический директор итальянской команды Ариедо Брайда зашел к нам в раздевалку, поглядел на меня и произнес: «Последующий сезон. Ты — играться “Милан”? Ты играться “Милан”?» Естественно, я был польщен. «Si, si», — дал ответ я, и в наиблежайшие несколько месяцев мы говорили часто, пока Брайда и президент клуба Сильвио Берлускони не сделали официальное предложение ПСВ. Ханс Краай-старший, тренер команды, не желал меня отпускать, но совет директоров ПСВ согласился на трансфер стоимостью в 16,5 миллиона гульденов (7,5 миллиона евро) — тогда это было рекордом. В «Милане» меня спросили, что я думаю о Марко ван Бастене, с которым играл в сборной. Через несколько недель итальянский клуб выхватил Марко из «Аякса».

Когда я попал в «Милан» (и когда, как и предвещал Кройф, против меня дружно встали все Нидерланды), тренер Арриго Сакки поставил меня на правый край атаки. Команда придерживалась схемы 4–3–3, центральным нападающим был Пьетро Паоло Вирдис, а слева играл Марко ван Бастен. Но фуррор пришел, когда мы перебежали на 4–4–2, что вышло случаем, как это часто и бывает с величавыми командами.

Загадка «Милана»

Марко ван Бастен, один из фаворитов команды, повредил щиколотку в матче с «Фиорентиной». На последующей недельке мы игрались с основным конкурентом «Милана» — «Вероной». Без Марко. На острие атаки были лишь мы с Вирдисом, и «Верона» была уничтожена. Потому Сакки переключился на неизменное внедрение 4–4–2 со мной и Вирдисом в полосы нападения. Повреждение ван Бастена все равно вынуждало его оставаться вне состава огромную часть сезона.

Переход с правого края атаки в схеме 4–3–3 на роль бомбардира в 4–4–2 просит конфигурации мышления и игровых свойств — как для команды, так и для отдельных игроков. В «Милане» нам удалось создать это стремительно. Новенькая система подходила команде, как изготовленный на заказ дорогой итальянский костюмчик. Мне как игроку не составляло труда соответствовать физическим требованиям новейшей системы, хотя она подразумевала больше единоборств в противоборстве с центральными заступниками конкурента.

Поближе к концу сезона Марко возвратился на поле к игре с «Наполи» — тогдашними чемпионами Италии, где выступали два звездных игрока — Диего Марадона и Джанфранко Дзола. Ван Бастен вышел в атаке заместо Вирдиса и тоже забил. Два голландца в атаке. На поле я в особенности отлично вел взаимодействие с нападающим Марко ван Бастеном, правым заступником Мауро Тассотти и полузащитником Франком Райкаардом. Эти трое были постоянно недалеко, и мы могли обыгрываться в треугольниках. Мы так отлично сыгрались, что защищаться конкурентам было тяжело, вроде бы здорово они ни были готовы.

Потом я перебежал в «Милане» на правый фланг полузащиты. Опять пришлось приспособиться. Так как я отлично бегал, преимуществом для меня сделалось наличие места у бровки. Мне все еще было трудно воплотить все свои наилучшие свойства в тесноте штрафной площади. Получив пространство для разбега на правом фланге, я знал, что созодать. Хотя против «Милана» неважно какая команда игралась от обороны, мы все равно могли сделать для себя место, выманивая конкурента вперед. Получив мяч, мы стремительно переходили в атаку, и я шел вдоль боковой, откуда простреливал на набегавшего ван Бастена либо Вирдиса.

Тренировка прострелов

Мой прострел был результатом занятий, а не природного дара. В «Фейеноорде» я повсевременно простреливал в штрафную, так как это ключевое орудие при игре по схеме 4–3–3. «Фейеноорд» стремился играться на половине поля конкурента в критериях ограниченного места, когда нередко приходилось простреливать, даже еще не пройдя конкурента.

Немцы именуют схожий тип крученой передачи мимо вытянутой ноги заступника Bananenflanke — «банановым прострелом». Его мастером числился Манфред Кальтц из «Гамбурга». Мы с Петером Хаутманом, прекрасным нападающим, который в особенности отлично играл головой, часами тренировали прострелы и их окончание. Хаутман отвечал за удар, я — за пас: я постоянно делал передачу на полной скорости, полностью, в то время как большая часть игроков на тренировке пускают мяч всего на 60 процентов от максимума.

Мое телосложение вызвало нежданную делему. Я бегу длинноватым шагом, так что его приходилось буквально оценивать. Времени для дриблинга при всем этом не оставалось. Когда же места было не много, мои физические данные делали еще одну сложность: я не мог скорректировать собственный темп, сделав маленький доп шаг, в отличие от наименее больших игроков. Потому расчет был в особенности важен.

Если конкурентов при всем этом нет, то все отлично. Но обычно тебя кто-то старается приостановить. Как насчет нападающего, который ожидает прострела? Что он делает? Куда он переместился? Какую позицию он собирается занять? Потому я повсевременно тренился с Хаутманом, нашим главным центрфорвардом, чтоб выработать автоматическое взаимодействие.

В процессе занятий я старался отыскать лучший метод удара, узнать, какой частью ноги лупить. Научиться простреливать так, чтоб мяч шел не очень близко к воротам и не очень высоко. Я узнал, что эффективнее всего лупить средней частью внутренней стороны стопы, мало поднимая мяч. Кроме этого, необходимо было выработать лучшую силу передачи. Если я лупил очень очень, то мяч перелетал через всю штрафную. Если же силы было недостаточно, то я не мог проконтролировать, куда пойдет передача. Грань весьма узкая, но при подабающих тренировках скоро начинаешь ее осознавать.

Через некое время я уже мог простреливать на Хаутмана с закрытыми очами — я мог выбирать безупречное время и пространство для передачи и созодать ее на полной скорости. Мне даже не надо было находить очами его либо кого-либо еще из игроков. Я выработал собственного рода широкоэкранное зрение: уголком глаза я лицезрел гетры различного цвета в штрафной площадке и буквально осознавал, на кого необходимо созодать передачу. Простреливая, необходимо держать в уме движение адресата вперед. Потому необходимо стремиться к тому, чтоб мяч оказался прямо перед нападающим и тот мог бы повстречаться с ним и нанести удар головой.

Движение вперед

Когда вы делаете прострел, необходимо предвидеть, куда собираются вбегать ваши одноклубники. С нападающим эти рывки необходимо обговорить заблаговременно. Так взаимодействие будет автоматическим: к примеру, если нападающий делает неверное движение в сторону близкого угла вратарской, вы посылаете мяч на далекий угол, и напротив. Вы оба должны верно осознавать, что делает партнер, поэтому что навес на ближний угол — это совершенно другое дело, чем навес на далекий. 1-ый должен быть жестче и ниже, а 2-ой — посильнее и мало выше. Нередко на пути такового навеса оказываются два больших центральных заступника, и нужно создать так, чтоб навес их миновал.

Нападающие используют неверные движения, чтоб освободиться от опекунов. Если стоять столбом либо бежать прямо к воротам, не скрывая собственных целей, защищающейся стороне будет проще. Чтоб закрыть такового нападающего, довольно не отпускать его либо выбегать на него. В таком случае, если пас не добивается нападающего, повинет в этом постоянно он, а не игрок, дающий передачу. Нападающему необходимо вынудить защитников гадать, пробовать одурачить конкурента, но не партнеров по команде. В итоге настает момент, когда больше не нужно добавочно концентрироваться на таковых вещах — все происходит автоматом.

Лионель Месси и Криштиану Роналду забивают много и практически постоянно опосля рывков. Когда их команды обладают мячом, они повсевременно передвигаются, чтоб конкуренты не соображали, что все-таки они собираются созодать. Перед тем как оказаться в ударной позиции, они обычно избавляются от опекунов с помощью огромного количества неверных рывков и перемещений. Сиим суперигрокам нередко приходится иметь дело не с одним, а с 2-мя либо даже 3-мя заступниками, которые должны их держать. Только обманув опекунов, они могут отыскать вольную позицию в штрафной. Лишь осознав это, можно ответить на постоянные жалобы телекомментаторов: «Каким образом Месси (либо Роналду) дали столько места в штрафной?» Тогда и понимаешь, что делает этих игроков таковыми особыми.

Просто великолепно глядеть на то, как Месси и Роналду накалывают конкурента даже во время движения с мячом, ведя его на полной скорости мимо заступника. Неуловимыми движениями тела они запутывают конкурента, оставляя его просто стоять, а сами продолжают бежать, не теряя темпа. Так величавые игроки делают сами себе доп время и место, чтоб выйти на ударную позицию, освободиться от заступника и навести мяч прямо в сетку.

Заступники соображают всю опасность ситуации, но все равно бегут не в том направлении. Разъяснить это просто: когда вы бежите вспять, то меньше контролируете тело и просто теряете равновесие при мельчайшем повороте либо смещении. Когда же вы бежите вперед, то равновесие сохранить куда легче, при всем этом темп задает тот, у кого мяч.

В атаке «Милана» Марко ван Бастен был непревзойденным мастером финтов и обманных движений. Его товарищи по команде должны были их предугадывать. Я на правом краю атаки знал, как будет развиваться пришествие, когда с мячом на левом краю обороны был Паоло Мальдини. Пас мог последовать не центральному нападающему ван Бастену, а мне — и напротив. Я предпочитал, чтоб мяч получал Марко, поэтому что осознавал, что будет далее.

 

Естественно, от нас не ожидалось, что мы должны бежать прямо туда, куда направляется мяч; необходимо было проложить туда дорогу шаг за шагом. Паоло Мальдини либо полузащитник Карло Анчелотти направляли мяч вперед на ван Бастена, а тот скидывал его на полузащитника Деметрио Альбертини. Я, с заступником на спине, делал неверное движение в сторону Альбертини, а потом удирал подальше от опекуна. Все, что оставалось Альбертини, — по воздуху отправить мне мяч в свободное место.

Смена ролей опосля утраты мяча

Таковая атака, которую я лишь что обрисовал, может случиться разве что в отсутствие команды конкурентов. Это чисто теоретическая атака — безупречная ситуация, которую необходимо стараться воссоздать на практике. В действительности же необходимо осознавать, что вы сможете утратить мяч на хоть какой стадии пришествия.

Мне как игроку необходимо было верно представлять, что созодать и в чем состоит моя задачка, если Анчелотти, ван Бастен либо Альбертини растеряют мяч при продвижении вперед. В «Милане» мы повсевременно тренировали смену ролей при потере мяча во время позиционной атаки. Основная цель — так организовать оборону, чтоб не пропустить гол. (При возвращении мяча организация имеет меньше значения и создается больше простора для интуитивной игры.)

Правило 1: при организации атаки никогда не теряйте мяч посреди поля

Даже на самом высочайшем уровне мы нередко лицезреем треугольную перепасовку меж вратарем и 2-мя центральными заступниками. Это безответственно, если вы вообщем собираетесь выигрывать, поэтому что так играться очень рискованно. Но схожая игра, кажется, сохранилась лишь в Нидерландах. В остальных странах команды в таковых ситуациях просто выбивают мяч как можно далее в поле.

Даже «Барселона» часто совершает тяжкий грех выхода в атаку через центр. В прошедшем сезоне это привело к суровым дилеммам в игре против «Сельты» (Виго). Жерар Пике очень длительно держал мяч, замешкался, растерял его, и «Сельта» открыла счет. Если даже «Барселона» не умеет так выходить в атаку, то наиболее умеренным командам незачем и пробовать. Что все-таки тогда созодать, если все впереди плотно прикрыты?

Дайте мяч вспять вратарю, и он отправит его на другую половину поля, где за него поборются нападающие. В конце концов, не постоянно можно удачно выйти из обороны в атаку.

Правило 2: никогда не давайте конкурентам штурмовать через центр

Все обязано начинаться еще с нападающих. Они должны вынудить врагов развивать атаку по флангу, поэтому что там больше шансов накрыть игрока и возвратить для себя мяч: боковая линия служит будто бы бы доп заступником. В центре, посреди поля, вы наиболее уязвимы, и у обладающих мячом еще больше шансов вас обойти: в конце концов, здесь они могут двигаться и на лево, и на право, и просто вперед. Тут главный будет роль тренера. Независимо от игровой схемы задачка тренера — отыскать решение данной нам задачи.

Эти два правила защиты были главными для «Милана». Их вбили мне в голову еще во время первого сезона (1987/88); я отлично их усвоил, и во 2-м моем сезоне за «Милан» мы захватили Кубок чемпионов и вообщем игрались искрометно. Ни один конкурент не мог с нами совладать. К началу последующего сезона, но, они все проанализировали нашу игру и приспособили под нее свою стратегию. Это усложнило нашу задачку и принудило команду развиваться.

Один из тривиальных ответов — выбор стартового состава: из него исчезают одни игроки и возникают остальные, наделенные определенными свойствами. Так создается элемент нежданности. Это весьма непростой процесс. Тренеры вытерпеть не могут поменять победивший состав. В итоге даже для таковых топ-клубов, как мюнхенская «Бавария» либо «Барселона», оказывается неосуществимым выиграть Лигу чемпионов два раза попорядку.

Единственный метод одолеть два раза попорядку — кропотливый анализ и подстройка действий команды. При всем этом игроки должны оставаться сосредоточенными, голодными до побед и целевыми. Важнее всего иметь игроков с выдающимися персональными свойствами в полосы атаки.

Фавориты Европы 1988 года

До того как мы отобрались на чемпионат Европы 1988 года, который проходил тогда еще в ФРГ, у государственной сборной Голландии случилась полоса больших разочарований. Так, в 1983 году мы не смогли попасть на чемпионат Европы 1984 года во Франции, уступив по разнице мячей Испании (в крайнем туре те обыграли Мальту 12:1). Два года спустя мы упустили шанс сыграть на чемпионате мира в Мексике, когда под занавес решающей игры против Бельгии нам забил Жорж Грюн.

 

В итоге в ФРГ мы приехали в роли необстрелянных новичков, хотя самим игрокам опыта было не занимать. «Аякс» лишь что одолел в Кубке обладателей кубков; незадолго до чемпионата Европы ПСВ брал Кубок европейских чемпионов, а в Италии мы с Марко ван Бастеном выиграли в составе «Милана» Серию А.

Как ни удивительно, 1-ый же матч мы проиграли — Рф (либо, как тогда она называлась, Русскому Союзу) со счетом 0:1. Невзирая на первоначальную беду, нам подфартило в крайней встрече в группе с ирландцами, которую мы выиграли благодаря единственному голу Вима Кифта, забитому необыкновенным ударом головой. К тому же Кифт был в офсайде.

Для сборной Нидерландов реальным концом стала полуфинальная встреча с ФРГ. За четырнадцать лет до того вся страна плакала у телевизоров, когда голландцы испытали горечь поражения от германцев в конце чемпионата мира 1974 года. Пришло время поквитаться.

Игра заполучила непредсказуемые обороты: немцы заработали совсем справедливый пенальти, а нам одиннадцатиметровый практически подарил румынский арбитр Йоан Игна. В Германии в матче против германцев получить в подарок пенальти было вдвойне нежданно, но в полуфиналах таковых турниров просто должны случаться сенсации. Рональд Куман уверенно воплотил собственный шанс, а команда испытала таковой подъем, что ван Бастен скоро провел решающий мяч.

Опосля этого мы ощутили, что чемпионат уже выигран, насладились сладостью мести, а я закатил огромную вечеринку в Гамбурге. Мы ощущали себя королями мира. На последующий денек мы вылетели на конец в Мюнхен, и вся команда пошла на концерт Уитни Хьюстон. На данный момент такое просто невообразимо. И лишь опосля того, как тренер Ринус Михелс собрал нас на тактическое занятие, мы в конце концов смогли сосредоточиться на реальном конце, в каком должны были опять повстречаться со сборной СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии): «Вы достигнули известного результата, но на данный момент, раз уж мы приехали в Мюнхен, нужно бы выиграть и конец. Опосля этого можно будет успокоиться и отдохнуть».

Мы были полностью убеждены в победе, хотя вообще-то команда российских была посильнее. У меня даже нет обычного разъяснения этому — нам просто так чудилось. Наш вратарь Ханс ван Брёкелен даже отразил пенальти. Красивая симметрия: в первой игре мы были посильнее, но одолела Наша родина; в конце посильнее были российские, но выиграли мы. Игра завершилась со счетом 2:0, забили я и ван Бастен.

Моя собственная роль на чемпионате Европы была достаточно умеренной, хоть я и был капитаном команды. Я или был вторым нападающим, или играл слева либо справа в схеме 4–4–2, зависимо от того, где мои деяния были эффективнее против определенного конкурента. Я весьма утомился и был вполне разбит опосля напряженного первого сезона в «Милане». С моральной и физической точки зрения я ощущал полное истощение опосля победного окончания итальянского сезона.

Сначала турнира я был очень утомлен и не мог играться с той же энергией, какую выказывал в «Милане», вроде бы мне того ни хотелось. Михелс даже отобрал у меня право лупить штрафные. К счастью, ван Бастен восстановился к турниру опосля нескольких пропущенных из-за травмы месяцев и проведенного на лавке первого матча с русскими. Марко был свежайш, и я повсевременно пасовал ему.

Я наступил на гортань своей песне и вполне подчинил себя команде и результату. Форма возвратилась ко мне в конце, и в заслугу Михелс вновь предложил мне лупить штрафные. Это сделалось косвенной предпосылкой первого гола. Опосля моего штрафного последовал угловой, который мне удалось замкнуть ударом головой, — 1:0. Потом ван Бастен выдающимся ударом с лету подвел результат матчу и совсем сделал нас чемпионами. Во французском издании L’Équipe мой 1-ый гол потом окрестили «позабытым».

В 1988 году сборная Нидерландов наконец смогла взять большой трофей опосля поражений в концах чемпионатов мира 1974 и 1978 годов. Потом, в 2010 году, мы дошли до конца чемпионата мира в ЮАР (Южно-Африканская Республика — государство в южной части Африканского континента). Я весьма горжусь нашими достижениями в мире футбола. Да, Нидерланды — маленькая страна, но в 1974 году мы изменили игру собственной концепцией полного футбола. Мы были пионерами и даже на данный момент, когда нам не удалось отобраться на чемпионат Европы во Франции в 2016 году, считаемся одними из гигантов интернационального футбола.

 

Пик

Зрелым футболистом я стал конкретно в «Милане». Почти во всем это вышло благодаря моему новенькому окружению. Италия в конце 1980-х — начале 1990-х годов завлекала наилучших игроков со всего мира. В клубах могло играться до 3-х зарубежных футболистов, а средства не были препятствием: тогда итальянский чемпионат был тем, чем сейчас стал британский. В итальянских клубах игрались наилучшие: Марадона, Райкаард, ван Бастен, Зико, Фалькао, Даниэль Пассарелла, Лотар Маттеус, Збигнев Бонек, Мишель Платини, Юрген Клинсманн, Пребен Элькьер-Ларсен, Анди Бреме, Микаэль Лаудруп и почти все остальные. В самой Италии тоже были игроки мирового класса — Франко Барези, Карло Анчелотти, Роберто Баджо, Паоло Мальдини, Джузеппе Бергоми, Пьетро Верховод, Роберто Манчини и остальные.

Уровень футбола в итальянской Серии А намного превосходил остальные европейские лиги. Различия меж ними были таковыми же, как на данный момент меж испанской Примерой и высшими дивизионами других европейских чемпионатов. Отличные футболисты содействовали росту мастерства друг дружку, так что конкурентность была высокой.

Для нападающих Серия А могла стать томным испытанием: любой итальянец отлично знал, как защищаться, играйся он в «Ювентусе» либо в каком-нибудь «Кремонезе», «Лечче», «Асколи» либо «Чезене». Необходимо было повсевременно опережать конкурентов, чтоб сделать хотя бы тень голевого момента.

 

В «Фиорентине» играл Даниэль Пассарелла, капитан сборной Аргентины, которая стала фаворитом мира в 1978 году. Есть фото, на которой он лупит меня локтем прямо в лицо. В той игре я забил гол и снова попал в штангу, так что он в качестве моего опекуна сменил не то Джузеппе Бергоми, не то Риккардо Ферри. «Добро пожаловать в Серию А», — гаркнул он. Пассарелла был весьма грозный юноша, реальный аргентинский убийца. «Ты был очень огромным парнем, было надо что-то с сиим создать», — признался он не так давно, когда нам довелось опять повстречаться. Мы оба посмеялись.

Верховод из «Сампдории» был одним из наилучших защитников, против которых мне приходилось играться. Спросите ван Бастена, что он задумывается о Верховоде. Марко только в один прекрасный момент удалось забить, играя против этого звездного заступника: он подкараулил мяч, отскочивший от штанги.

Переключение ролей

Голландские клубы не готовят игроков изменяться ролями опосля утраты мяча. Нападающим это быть может трудно, так как все они внимание уделяют мячу. В собственный 1-ый сезон в «Милане», когда я, нападающий, упускал шанс, то оставался там, где был, переживая разочарование либо просто пользуясь возможностью отдохнуть. Чтоб отрешиться от этого, я был должен сказать для себя: Рууд, поначалу отойди на позицию, где можно пошевелить мозгами либо отдохнуть. В «Милане» Сакки либо же игроки — Анчелотти и Барези — постоянно готовы были возвратить меня к действительности, если я погружался в раздумья и терял свою позицию в организованной обороне.

Расслабленно стоять опосля неудачной атаки неприемлимо. Некие игроки, промахнувшись, со стыдом глядят в землю и не спеша отходят. На самом же деле необходимо, не теряя контроля над полем, бежать прямо на свою позицию, по другому вратарь перебросит мяч через тебя левому либо правому заступнику, у каких будет много времени на компанию контратаки. В «Милане» любой игрок автоматом переключал свою роль при потере мяча. Если ты не умел этого созодать, то просто не попадал в состав. Дисциплинированная игра сводила к минимуму любые сюрпризы, которые готовил нам конкурент. «Милан» нереально было ничем изумить благодаря нашей хорошей организации. Лишь поистине величавые игроки — Марадона, Дзола, Карека, Зико либо Клинсманн — могли вынудить нас потрудиться благодаря собственному выдающемуся персональному мастерству.

Прессинг

Твердая организация нашей команды подразумевала, что у конкурентов будет место для организации пришествия. Выманивая конкурентов на себя, мы заставляли их начинать атаку с левого либо правого края обороны. Когда же мяч поступал в середину поля, все наши полевые игроки готовы были вступить там в борьбу и возвратить для себя контроль над ним.

В котором-то смысле мы проложили путь «Барселоне». Они играют конкретно так, как это делали мы. Фактически, они оказывают еще наиболее резвое и глубочайшее давление, встречая противника на его половине поля. Нам же было принципиально предоставить конкуренту некое место, так как если б мы вступали в борьбу очень стремительно, то мяч сходу же попадал бы вспять к вратарю, так что было глупо штурмовать заступника очень близко к воротам. В то время вратари все еще могли брать мяч в руки опосля паса вспять. Это было изменено лишь в 1992 году.

Новейшие правила упрощают задачку прессингующей команды. Сейчас можно подойти на двадцать-тридцать метров поближе к воротам конкурента, шансы которого на созидание падают. А чем резвее вы отберете мяч, тем поближе окажетесь к воротам и тем выше будут шансы на успешную атаку.

Как взломать массированную оборону

В то время ни одна команда за пределами итальянского чемпионата не могла биться с нашим прессингом. Под давлением ошибаются даже отличные игроки. На тренировках мы тренировали прессинг и командное взаимодействие: располагаясь метрах в 5 друг от друга, мы улучшали свою стратегию.

Мы отрабатывали и игру на грани офсайда, играя полной командой против 7 защищающихся игроков. Этими игроками были вратарь Себастьяно Росси, четыре заступника — Франко Барези, Филиппо Галли (позже — Алессандро Костакурта), Паоло Мальдини и Мауро Тассотти, также два полузащитника — Карло Анчелотти и Франк Райкаард. Мы весьма старались, но так и не могли ничего забить, даже далекими ударами.

Позже мы игрались даже одиннадцать на 5, считая вратаря, да и в этом случае не могли вскрыть защиту, даже разрезающими передачами.

На пике формы мы тренировались в формате «одиннадцать на одиннадцать» на суженном поле, по ширине не превосходившем штрафную площадку. Тут было надо сочетать, поэтому что обыграть кого-либо персонально было практически нереально. Тренировка не постоянно была приятной, но она учила стремительно принимать решения. Практиковаться в этом было нужно, так как остальные команды, играя против «Милана», зарывались все поглубже и поглубже в оборону и места для созидания оставалось весьма не много. Необходимо было одномоментно принимать решения — по другому такую оборону было не преодолеть. Не самая зрелищная игра, но нужная.

Творческие решения в атаке

Кроме организованной обороны нужен план нападения. При всем этом в нем обязано быть довольно места для игровой интуиции — в особенности это касается нападающих. Недозволено полагаться лишь на готовые решения. Их знают все. Их усваивают уже детки в собственном первом клубе: правый нападающий сдвигается в центр, встречает конкурента, передает мяч правому полузащитнику, а в атаку тем временем перебегает правый заступник. Игроки, действующие интуитивно, отрешаются от этих обычных схем, заменяя их нежданными творческими решениями.

Идеальнее всего, если в вашей команде есть два игрока такового уровня. При всем этом они должны сочетаться вместе, так как в итоге им нужно осознавать друг дружку безошибочно и на подсознательном уровне. Молвят, что отличные футболисты постоянно могут сыграться, но время от времени сочетание звезд просто не работает: различные свойства игроков не дают подходящего результата. В «Барселоне» есть минимум три прекрасных игрока — Месси, Луис Суарес и Неймар. Они работают вместе на только высочайшем уровне.

 

Ритуалы

Все предматчевые процедуры — поездка в автобусе, прибытие на стадион, пребывание в раздевалке, разминка, выполнение государственных гимнов либо гимна Лиги чемпионов — образуют для игроков собственного рода обряд. Любой переживает их по-своему, но все равно они остаются обрядом.

Любой старается из раза в раз вести себя идиентично — посиживать в наушниках и слушать музыку, читать книжку, по трижды бегать в туалет, непременно выходить на поле крайним. Я никогда не пробую угадать, отлично либо плохо сыграет сейчас тот либо другой футболист. То, как они ведут себя на поле, вообщем ничего не гласит о их грядущей игре. Нередко игроки, тренеры и аналитики дают разные разъяснения результата на основании того, что они увидели перед игрой. В гадания подобного сорта я не верю. Это очень романтичный взор на вещи, который нередко не имеет никакого дела к тому, что происходит перед матчем по сути. Некие — в особенности те, кто не имеет конкретного дела к игре, — считают, что способны увидеть больше, чем остальные, но обычно все это не так трудно. Это не больше и не меньше, чем обряд, который необходимо пройти, чтоб приступить к тому, что вправду имеет значение, — к игре.

 

Спасибо за чтение! Ожидайте продолжения уже завтра, на очереди 3 Глава под заглавием – «В Великобританию». Подписывайтесь на блог чтоб не пропустить последующую главу и ставьте плюсы, если нравится данная рубрика!

 

Мой главный блог с авторским контентом!

1. Инструкция и Введение

2. Глава 1 — «Путь наверх»

Создатель: Рууд Гуллит / Издательство: Манн, Иванов и Фербер / Перевод:Коробейников А.

Фото: Gettyimages.ru

Источник: sports.ru/