Политика Мохаммед Али Бокс/MMA/UFC

В июне 1978 года по инициативе советского посла в США и по приглашению Комитета по физической культуре и спорту при Совете министров СССР Москву, Ташкент и Самарканд посетил легендарный американский спортсмен и общественный деятель Мохаммед Али. И если о его московской части визита известно почти все, а воспоминания не противоречат друг другу, то о среднеазиатском вояже такого сказать нельзя. Чаще всего пишут о пришедшейся чемпиону по вкусу черешне, о небрежно сложенном и брошенном в багажник «Волги» халате, о неосведомленности Али об известном ташкентском боксере – чемпионе мира 1974 года Рифате Рискиеве или об аналогичных деталях поездки.

Чем же был интересен так Мохаммед Али Советскому Союзу? Что представлял из себя боксер, друживший с послом СССР в США Анатолием Добрыниным, который и предложил американцу съездить в Москву? А что ему самому было интересно в нашей стране?

Июнь 1978 года. Али в Москве

Имя Мохаммеда Али (до принятия ислама – Кассиус Клей) тесно связано с такой организацией как «Нация ислама». «Нация ислама» — политическое и религиозное движение афроамериканцев, основанное Уоллесом Фардом Мухаммадом в Детройте в 1930 году. После его исчезновения в июне 1934 года «Нацию ислама» возглавил Элайджа (Илия) Мухаммад. Вероучение движения сильно отличается от традиционного ислама, хотя основано на его ценностях. Основная цель организации — улучшение духовного, социального и экономического положения чернокожих в Соединённых Штатах и во всем мире. И борьба против господства белых.  Белую расу называли расой, совершившей геноцид (как вариант — холокост) африканцев и афроамериканцев. Американской прессой «Нация ислама» обвинялась в черном расизме, а некоторыми организациями в экстремизме и антисемитизме. Еще это учение иногда называли «религией ненависти».

М. Али официально вступил в организацию 25 февраля 1964 года.

Впервые о «Нации ислама» Кассиус Клей узнал в Чикаго в 1959 году, когда участвовал там в турнире. Он послушал выступление её лидера. В 1961 году он впервые зашел в мечеть. Та экскурсия сильно повлияла на молодого человека: «Впервые я почувствовал духовность в своей жизни, когда вошёл в мусульманский храм в Майами». Клей начал регулярно читать периодику, издаваемую «Нацией ислама», встречаться с ее членами, даже принял участие в её собрании – в том же 1961 году. В начале 1962 года Кассиус отправился в Детройт, где встретился с Элайджей Мухаммадом и Малкольмом Иксом (идеолог панафриканизма и черного национализма, борец за права чернокожих). Лидеры «Нации ислама» стали духовными наставниками Клея и сильно повлияли на его жизнь.

Но сначала К. Клею из-за его боксерской карьеры (в круге общения спортсмена преобладали белые, что резко контрастировало с большинством афроамериканцев того времени) отказали во вступлении в организацию. Однако в 1964 году она согласилась принять его в свои ряды и сначала назвала «Кассиус Икс» — «ожидающий имени» (подобная замена на букву Икс (X) была принята в организации, так как считалось, что таким образом участники отказываются от «рабской фамилии»). А затем – 6 марта — переименовала в Мохаммеда («того, кто достоин похвалы») Али («самого высокого»). Новое имя К. Клея сначала было принто только несколькими журналистами. Али в ответ заявил, что его прежнее имя было «рабским», «я его не выбирал и не хочу». Примерно в это же время боксер переехал в южную часть Чикаго. Здесь он проживет почти 12 лет и всегда в домах, расположенных или возле мечети имени Марьям – главного храма «Нации ислама», или около резиденции Элайджи Мухаммада.

1960 год. Рим. XVII летние Олимпийские игры. Бокс. Финал в категории до 81 кг. Кассиус Клей (справа) и серебряный призер атлет из Польши — Збигнев Петшиковский

Вступив в «Нацию ислама» и согласившись с его доктриной, Али стал объектом публичного осуждения. Не боясь противодействовать белому истеблишменту, Али говорил: «Я Америка. Я та часть, которую вы не знаете. Но привыкнете ко мне — черному, дерзкому и уверенному в себе. Мое имя — не ваше имя. Моя религия — не ваша религия. Мои цели — мои собственные». 

В 1964 году Али впервые посетил Африку – он приехал в Гану.

В 1964 году Али провалил квалификационный тест Вооруженных сил США — его навыки письма и орфографии оказались ниже нормы («я говорил, что я самый сильный, а не самый умный!»). В результате его признали годным только для службы во время чрезвычайного положения в стране. А в 1962 году, когда в 18 лет вставал на воинский учет, К. Клей считался подлежащим призыву в ВС (классификация 1-А).

В начале 1966 года Министерство обороны понизило свои стандарты. Али снова стал учитываться по категории 1-А и должен был быть призван в ряды Вооруженных сил, которые вели войну во Вьетнаме.

В марте 1966 года Али отказывается от призыва: «Война против учений Корана. Я не пытаюсь уклониться от призыва. Мы не должны участвовать ни в каких войнах, если только это не объявлено Аллахом или Посланником. Мы не будем принимать участие в христианских войнах или войнах неверующих».

В августе 1966 года «Нацией ислама» был нанят адвокат, который должен был заниматься вопросом освобождения Али от прохождения военной службы. Ситуация была такова, что даже если бы ВС признали Мохаммеда негодным участвовать в боевых действиях, его могли использовать на подсобных работах — Али не хотел и этого. В письме к призывной комиссии он говорил о вере, о том, что он не может участвовать в войне ни в какой роли. Однако это обращение не возымело результата, и решение призывной комиссии оставалось в силе.

22 марта 1967 года (по другим данным 28 апреля) Атлетическая комиссия штата Нью-Йорк из-за отказа проходить военную службу приостановила действие его боксерской лицензии. К такой практике присоединятся во всех остальных штатах США. В результате он не проводил официальных боев  почти четыре года — с марта 1967 года (в январе того года ему исполнилось 25 лет) по октябрь 1970 года (выступать за рубежом он тоже не имел возможности).

28 апреля 1967 года в Хьюстоне, не смотря на предупреждения о пятилетнем тюремным заключении и штрафе в размере 10 000 долларов, Али отказывается от прохождения военной службы. На пресс-конференции, в которой он выразил свое несогласие с войной во Вьетнаме, Али заявил: «Мой враг – это белые люди, а не Вьетконг, китайцы или японцы. Мы, которые следуем учению Элайджи Мухаммада, не хотим принуждения к интеграции. Интеграция неправильна. Мы не хотим жить с белым человеком, вот и всё». На Али заводится уголовное дело.

19 июня 1967 года состоялся суд. Юристы отмечали, что у стороны защиты нет законных оснований для доказательства того, что Мохаммед не может проходить службу.  Планировалось, что тысячи членов «Нации ислама» приедут в Хьюстон, где проходил процесс, для чтобы устроить массовую демонстрацию. Али выступил с речью и просил их не делать этого.

20 июня был определён состав присяжных: шесть женщин и столько же мужчин. Все белые. Спустя девять часов слушаний присяжные удалились для обсуждения и всего через 21 минуту они вернулись в зал и объявили вердикт – виновен. Али приговорили к пяти годам тюремного заключения и штрафу в размере 10 000 долларов.

Команда Али подает апелляцию. Заседание, по которой состоялся в Новом Орлеане. Апелляция отклонена и слушания продолжились уже в Верховном суде США.  Все это время пока будет идти дальнейшее разбирательство он оставался на свободе. Правда, в том же 1967 году Али всё же проведёт десять дней в тюрьме штата Флорида за вождение транспортного средства с правами неправильной категории.

В апреле 1969 года во время интервью на канале Эй-Би-Си Али сказал, что с радостью вновь выйдет на ринг, если ему хорошо заплатят. Элайджа Мухаммад пришёл в ярость, когда услышал такие слова и отлучил его от «Нации ислама» на один год, сказав, что Али больше заинтересован в деньгах белых, чем в служении Аллаху. Мохаммед был очень расстроен, но воспринял произошедшее как испытание, посланное ему Аллахом, и продолжал славить Элайджу в своих речах.

28 июня 1971 года Верховный суд США вынес свой приговор по делу Али. Шесть (по другим источникам – восемь) судей пришли к выводу, что призывная комиссия сделала ошибку, не учтя религиозные убеждения Мохаммеда. Единогласным решением судей Али был оправдан и восстановлен во всех правах, он вновь мог путешествовать по миру и проводить бои в любой точке планеты. 

После того, как его обвинительный приговор был отменен, Али становится популярным оратором в колледжах и университетах по всей стране — в это время американское общественное мнение уже было настроено против войны. В своих выступлениях он критикует войну во Вьетнаме и выступает за расовую справедливость.

В 1972 году М. Али совершил хадж в Мекку. В паломничестве он встречается с людьми со всего мира с разным цветом кожи.

В 1974 году он посетил лагерь палестинских беженцев на юге Ливана, где заявил о «поддержке палестинской борьбы за освобождение своей родины».

25 февраля 1975 года умирает Элайджа Мухаммад. Это стало настоящим ударом для Али. Мухаммед был его духовным отцом, и после его смерти Али находился в сильной депрессии. Организация раскалывается на группировки. Во главе одной встает Уоллес Мухаммад, а у руля второй — Луис Фаррахан. Первая, изменив свои основные доктрины, приблизив их к суннитскому исламу, провозгласила нерасовой взгляд на религию, в котором белые люди больше не считались «дьяволами». Другая же осталась верна прежним установкам. Али решил последовать за той, которая проповедовала более терпимое отношение к белым людям.

 

1977 год. Вашингтон. Белый дом. Вероника Порше, Мохаммед Али и президент США Джимми Картер

С февраля 1978 года участвовал в акциях протеста в США «Самая длинная прогулка» в поддержку прав коренных американцев – индейцев.

Вот такой общественный деятель прилетел в Москву в июне 1978 года. А почему он захотел посетить Среднюю Азию?

Узбекская ССР являлась витриной советского ислама. В республике находилось крупнейшее в Советском Союзе духовное управление мусульман (ДУМ) по числу духовенства и верующих, действовали мусульманские учебные заведения — медресе «Мири Араб» и Исламский институт имени имама аль-Бухари, издавался единственный мусульманский религиозный журнал страны «Мусульмане Советского Востока».

В СССР было четыре духовных управления мусульман, созданных по географическому принципу. Одно на территории Средней Азии и Казахстана и включало пять республик — Казахскую ССР, Киргизскую ССР, Таджикскую ССР, Туркменскую ССР и Узбекскую ССР, второе на Северном Кавказе, третье в Закавказье, а четвертое объединяло Европейскую часть и Сибирь. Вне официальных мусульманских организаций был лишь Дальний Восток. Во главе каждого находился председатель или муфтий. Муфтия Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана (САДУМ) из-за того, что он был ответственен за большее число мусульман, чем муфтий любого другого ДУМ на территории СССР называли «Верховным» или «Великим муфтием». Также он известен как «Муфтий пяти республик». Все председатели САДУМ (создано в октябре 1943 года) были узбеками. При чем с 1943 по 1989 годы все они были из династии Бабахановых, передававших должность от отца к сыну.

1968 год. Ташкент. Председатель (с 1957 по 1982 годы) Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана (САДУМ) Зияуддинхан ибн Эшон Бабахан (в центре справа), он же Верховный муфтий СССР, иначе Муфтий пяти республик (по советскому паспорту, наверное, Зияуддин Эшонович Бабаханов) с делегацией из Ливии

По состоянию на 1980 год в Узбекской ССР действовало 89 мечетей (в 1948 году их было 79). Советское мусульманское духовенство делилось на две категории: зарегистрированные служители и бродячие или безмечетные муллы. Последние были лицами без официального религиозного образования, ведшими проповедь. Служили они на частных квартирах, в жилых домах, на открытом воздухе, в том числе на кладбищах, в самовольно построенных мечетях и молитвенных зданиях. 

В послевоенном СССР была создана новая система мусульманского образования. Вся она располагались в Узбекской ССР и была в ведении САДУМ. Состояла она из двух учебных заведений — медресе «Мири Араб» и Исламского института имени имама аль-Бухари. Медресе находилось в Бухаре и было суннитским, но в нём обучались и шииты (в Азербайджанской ССР не было мусульманских учебных заведения). Открыто оно было в 1946 году, но фактически это было восстановление медресе, закрытого в 1920-е годы. Высшее духовное образование давал Исламский институт имени имама аль-Бухари. Он начал свою работу в 1971 году в ташкентской мечети Намазгох и при создании получил имя средневекового исламского теолога, жившего на территории современного Узбекистана.

Журнал «Мусульмане Советского Востока» начал издаваться с июля 1968 года на узбекском языке. Выходил четыре раза в год. Версий на языках других мусульманских народов СССР не было, как в прочем долгое время и русской (появилась только в 1990 году). Возможно, потому что больше был ориентирован на зарубежного читателя. С 1969 года журнал стал выходить на арабском языке, в 1974 году добавились английский и французский языки, в 1980 фарси. А в период с 1984 по 88 годы было издание на языке дари. В 1991 году переименован в «Мусульмане Мовароуннахара», в том же году прекратил существование.

Сделав такое вступление, обратимся теперь к самому к визиту.

12 июня 1978 года Мохаммед Али, в сопровождении супруги Вероники Порше, тренера, менеджера, адвоката и других лиц, прибыл в московский аэропорт в «Шереметьево». Встречавшим его журналистам и чиновникам во главе с председателем Спорткомитета СССР С.П. Павловым он сразу заявил, что ничего не понимает в политике и не собирается обсуждать советское военное присутствие в Африке, он просто хочет посмотреть на страну и людей. Также позаимствовать секреты тренировок советских боксеров, которые всегда находятся в отличной форме. Гостей разместили в гостинице «Метрополь». Вечером того же дня Али с командой посетил Цирк на Цветном бульваре, где был представлен зрителям Юрием Никулиным.

13 июня началось со знаменитой утренней пробежки боксера по Красной площади. Этот день, скорее всего, был посвящен экскурсиям и знакомству со столицей.

14 июня.  Встреча со студентами и преподавателями ГЦОЛИФКа в переполненном актовом зале института. Затем Али посетил кафедру бокса и даже вышел на институтский ринг в перчатках, но в рубашке с галстуком, брюках и туфлях.

15 июня американские гости улетели в Ташкент.

Июнь 1978 года. Узбекская ССР. Мохаммед Али и Вероника Порше

Кроме главного города Узбекской ССР планировалось посетить Самарканд и Бухару. В итоге в Бухару не поехали, видимо, из-за того, что предложенная программа была просто необъятной. Следующей среднеазиатской загадкой является вопрос – почему почти все источники, включая узбекистанские, размещают прибывших в гостинице «Ташкент», характеризуя ее как «самую роскошную гостиницу города»? Самым современным и фешенебельным отелем в 1978 году был «Узбекистан», построенный четырьмя годами ранее. На кадрах западной кинохроники, посвященной поездке Али, присутствует как раз он. С хронологией тех дней ясности тоже мало. Можно уверенно сказать только про некоторые ташкентские мероприятия.  В частности, у Али состоялись пресс-конференция, организованная председателем республиканского Спорткомитета Мирзой Ибрагимовым. Он со своей свитой совершил прогулки по городу. Точно известно, что они посетили музей В.И. Ленина и были у монумента «Мужество», сооруженному в память об разрушительном землетрясении 1966 года. Как и в Москве, Мохаммед был в боксерском зале. Его принимали в Президиуме Верховного Совета Узбекской ССР. Он постоял с удочкой на берегу одного из многочисленных ташкентских каналов, а может быть это было Комсомольское озеро. Всё это запечатлено кинохроникой. И всё это перемежалось обильными столами — дастарханами. Через несколько дней в Москве Али скажет, что привез из Ташкента четыре килограмма лишнего веса.

Июнь 1978 года. Узбекская ССР. Мохаммед Али на очередном приеме в его честь

Июнь 1978 года. Узбекская ССР. Мохаммед Али на рыбалке

Июнь 1978 года. Узбекская ССР. Мохаммед Али на рыбалке

Самарканд американцы посетили, скорее всего, 17 июня. На чем они добирались до него информации нет. Кинохроника зафиксировала факт прогулки по городу с посещением Шахи Зинда (буквально «живой царь») — памятника средневековой архитектуры, состоящего из одиннадцати (столько дошло до нашего времени) мавзолеев, последовательно пристраивавшихся друг к другу в течение XIV—XV веков), базара и мечети, где Али встретился с духовенством, а затем и присоединился к молитве. Возможно, именно тогда ему подарили халат, расшитый золотой ниткой. Хотя не исключено, что Али бывал и в ташкентских мечетях. А может все было иначе, и халат подарили ему на каком-нибудь официальном приеме, и совсем не религиозные деятели. 

17 июня 1978 года. Самарканд.Вероника Порше и Мохаммед Али на экскурсии

Иногда пишут, что Али еще посетил в Самарканде мавзолей исламского ученого IX века имама аль-Бухари и обсерваторию, построенную астрономом XV века Улугбеком. У меня в этом большие сомнения и не потому, что эти объекты, находятся не в центре города. К середине 1950-х годов мавзолей и мечеть имама аль-Бухари представляли собой руины. Их иногда посещали во время своих визитов в СССР некоторые государственные и религиозные деятели исламских стран, желавшие побывать на месте упокоения имама.  Али же, о котором представители мусульманского духовенства после сказали, что он в беседах больше слушал и знаний Корана не проявил, вряд ли были интересны эти неприглядные развалины. Как и те, что остались от постройки Улугбека. Его обсерватория в окрестностях Самарканда — одна из наиболее значительных  во всем Средневековье — на холме Кухак (сейчас эта возвышенность называется Чупан-Ата и является наивысшей точкой города) не сохранились. В 1908 году было найдено месторасположение обсерватории, а 1948 году удалось обнаружить фундамент и фрагмент огромного измерительного прибора — секстанта. Интересно, что на вершине Чупан-Ата есть еще одно строение Улугбека (его первоначальное назначение неясно до сих пор), при чем хорошо сохранившееся и почитаемое мусульманами. Но о том, что его мог посещать Али не пишут. 

Июнь 1978 года. Узбекская ССР. Мохаммед Али во время визита. Встреча с духовенством

Июнь 1978 года. Узбекская ССР. Мохаммед Али во время визита. Посещение мечети

Июнь 1978 года. Узбекская ССР. Мохаммед Али во время визита. Посещение мечети

18 июня – авиаперелет Ташкент-Москва. Красавицу Бухару с ее главным архитектурным ансамблем Пои Калян, расположенном на парадной площади Регистан и состоящем из трёх сооружений — минарета Калян, мечети Калян и медресе Мири Араб — Али так и не увидел. Вернувшись в столицу СССР Али заявил, что хотел бы выступить в показательных поединках с советскими тяжеловесами. Организационные вопросы удалось решить очень быстро. Бои были назначены на двадцатое число.

19 июня американского боксера принял Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев. Встреча продолжалось по одним данным 15-20 минут, по другим более получаса – 35 минут. Советский лидер подарил американскому спортсмену свою книгу «Малая земля» с автографом и часы с дарственной именной надписью.

19 июня 1978 года. Москва. Кремль. Встреча Л.И. Брежнева и М. Али

19 июня 1978 года. Москва. Кремль. Мохаммед Али, Л.И. Брежнев и переводчик Виктор Суходрев

19 июня 1978 года. Москва. Кремль. Л.И. Брежнев, Мохаммед Али и Виктория Порше

19 июня 1978 года. Москва. Кремль. Мохаммед Али, Л.И. Брежнев и переводчик Виктор Суходрев

В газете «Правда» 20 июня 1978 года было опубликовано информационное сообщение «Прием Л.И. Брежневым М. Али». В нем в частности отмечалось:

«19 июня Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Верховного Совета СССР Л.И. Брежнев принял в Кремле выдающегося американского негритянского спортсмена Мохаммеда Али, совершающего поездку по Советскому Союзу по приглашению Спорткомитета СССР. Л.И. Брежнев тепло приветствовал М. Али и выразил надежду, что его пребывание в Советском Союзе послужит делу углубления взаимопонимания между советским и американским народами. М. Али выразил признательность за теплый прием, оказанный ему в СССР, и возможность встретиться с Л.И. Брежневым — выдающимся поборником дела мира и дружбы между народами.»

Сразу же после встречи с Брежневым Али поехал на Скатертный переулок (дом 4/2, строение 1), где дал пресс-конференцию для советских и зарубежных журналистов.

19 июня 1978 года. Москва. Вероника Порше и Мохаммед Али на Скатертном. Али рассказал журналистам, что Л.И. Брежнев, который во время войны сражался с фашизмом, подарил ему книгу «Малая земля». Он назвал этот подарок самым дорогим за всю его жизнь. «Я попрошу своего друга посла Советского Союза в США Добрынина перевести для меня эту книгу» (фото Виктора Вяткина)

В материале газеты «Советский спорт» от 20 июня 1978 года о пресс-конференции Мохаммеда Али указывалось, что «встреча в Кремле произвела на М. Али неизгладимое впечатление» и приводились такие слова спортсмена:

— Я только что был принят господином Леонидом Брежневым. Я всего лишь американский боксер, но такой великий человек, нашел время, чтобы встретится со мной и мы говорили о мире.

— Я получил сегодня приглашение Л.И. Брежнева вновь посетить СССР.

— Во время нынешней поездки мы нашли советских людей в высшей мере миролюбивыми, Л.И. Брежнев руководит миролюбивой страной. Вернувшись на родину, я обязательно расскажу об этом своим соотечественникам. После того как они узнают правду, у них прибавится сил в борьбе за мир.

— Раньше я боялся русских, думал, что они хотят атаковать Америку. Теперь этого страха нет. Я расскажу об этом у себя на родине. Я буду говорить правду о Советском Союзе. Пусть меня поймут правильно: я люблю Америку, не хотел бы жить ни в какой другой стране. Но это не значит, что я не расскажу все правды о вашей стране, всего, что я увидел. Наши страны слишком прекрасны, чтобы быть разрушенными бомбами.

-Теперь, после поездки в СССР я убежден, что войны не будет.

20 июня во Дворце спортивных единоборств спорткомплекса ЦСКА на Ленинградском проспекте состоялись спарринги Мухаммеда Али против советских тяжеловесов Петра Заева, Евгения Горсткова и Игоря Высоцкого. Каждый их них провел против американца по два раунда, протоколы не велись, очки не подсчитывались. На трибунах 2 000 зрителей (билеты не продавались, вход по приглашениям), на Центральном телевидении — трансляция. «Мне было тяжело – скажет позже Али в одном из интервью – я знал, что русские боксеры хороши, но не предполагал, что настолько. Первому парню проиграл (Заев), со вторым ничья (Горстков), у третьего выиграл (Высоцкий)».

 21 июня 1978 года Али со своей свитой рейсом «Аэрофлота» улетел в Нью-Йорк.

21 июня 1978 года. Последние минуты Али на советской земле

На следующий день в газете «Комсомольской правды» под заголовком «Мохаммед Али: «Все, что я видел — хорошо» было опубликовано интервью с боксером, в котором тот делился своими впечатлениями от СССР. На пресс-конференции, состоявшейся вскоре после возвращения, Али сказал: «Я немного нервничал, когда приземлился в России. Я думал, что, возможно, увижу задрипанную страну с толпой мрачных людей, мыслящих, как роботы, и агентами спецслужб, прослушивающими мою комнату. Я увидел страну ста национальностей, живущих вместе в гармонии.».

А в декабре 1979 года случился Афганский конфликт. И Мохаммед Али, принятый в нашей стране с распростертыми объятиями, отправился по инициативе президента США Джимми Картера в мусульманские страны Африки агитировать за бойкот Олимпиады в Москве. После, потерпев дипломатическую неудачу, боксер разводил руками: «они не рассказывали мне об этом в Америке», имея в виду советскую экономическую и идеологическую поддержку африканских государств. Вот здесь можно поставить точку в истории взаимоотношений американского чернокожего спортсмена и страны Советов.

По материалам сайтов artyushenkooleg.ru, en.wikipedia.org, ru.wikipedia.org, santevit.livejournal.com, sites.google.com, sportsdaily.ru, spy.uz, temadnya.ru, thesportdigest.com, uzbekjourneys.com, vk.com, vsegda-tvoj.livejournal.com, youtube.com и других.

Источник: sports.ru/