Газпром Арена (Крестовский) Петровский Зенит Организация РПЛ Футбол

Всем привет! Вы уже наверняка читали в нашем блоге интервью девушки-режиссёра медиаэкрана на стадионе «Краснодар» из рубрики «Лига профи». Сегодня мы познакомим вас с агрономом «Зенита» Константином Креминским – он поступал в университет на экономику, но заинтересовался работой с полями и стал одним из лучших в профессии.

«Работой агронома заинтересовался в Ирландии»

«Я на Украине заканчивал аграрный университет, но не по специальности агронома. Моё направление – экономика предприятий. Мы изучали всё, что связано с сельским хозяйством: как вырастить продукт, сколько необходимо затрат, какую получим прибыль – специализация была более расчётной. В 2008-м поехал на практику в Ирландию, чтобы поработать, обменяться опытом. Попал в гольф-клуб, и мне очень понравилась работа агронома.

До этого я не понимал нюансов по разновидностям трав, когда и каким удобрением надо кормить – знал только простые правила по уходу. У меня на дачном участке есть газон: постричь, полить его – без проблем. В Ирландии я проникся идеей, начал активно и самостоятельно изучать эту работу. Когда стал работать в гольф-клубе, много общался с другими руководителями, они делились своим опытом.

В 2010-2011 годах у меня была практика в Америке в гольф-клубе через университет Огайо, как раз связанная с газонами. Для индустрии гольфа американская школа считается одной из лучших по выращиванию и уходом за покрытием, там есть своя специфика, туда многие едут учиться и набираться опыта. Они уделяют большое внимание вредителям, болезням, питанию, тому, какие сорта лучше использовать в зависимости от географической широты.

Когда я заканчивал работу в Америке, написал своему руководителю благодарность за шанс пройти обучение и получить опыт. Он мне ответил: если хочешь – есть возможность поработать на Евро-2012. Руководитель прислал рекомендательное письмо обо мне в STRI – это британский исследовательский институт, который изучает и тестирует газоны. Они как раз искали людей, которые бы помогали на Украине с футбольными полями во время турнира. Можно сказать, всё совпало. Мы связались с этой компанией и прошли собеседование – я и ещё один парень, работавший в Америке в другом гольф-клубе.

«Остался бы в гольфе, если бы не футбол»

Я работал на стадионе «Металлиста» в Харькове. Приехал туда ещё за год до Евро, в конце июля. Там как раз на стадионе прошили поле. Лето было очень жарким, и трава находилась в шоке: сама по себе прошивка создаёт для неё стрессовые условия, а ещё температура поднималась до 35-38 градусов. Нам надо было подготовить поле за две-три недели до первого матча на стадионе.

Не всё шло гладко: были проблемы с прошивочной машиной, другие недоделки. В общем шла рутинная работа по восстановлению и подготовке поля. Это было очень сложно, но если подытожить весь период – мы отлично справились для первого раза. Отработали в Харькове год и после Евро поехали с коллегой на Олимпийские игры. Он был в Лондоне, а я – в Манчестере. На «Олд Траффорд», как и на других игровых стадионах, были свои агрономы, так что я больше специализировался на тренировочных полях, где занимались, например, сборные Великобритании, Уругвая, Бразилии. Мы работали без всякой помощи: сами составляли план и всё делали. У нас была необходимая техника, семена, удобрения.

Если бы не предложение о работе в Харькове – я бы в любом случае пошёл работать агрономом, а если бы не получилось с футболом – остался бы в гольфе, там же, где и начинал. Эта индустрия только начинает развиваться, и там масштаб полей больше, чем в футболе. Газон на стадионе – это как визитная карточка футбольного клуба. Оно должно не только быть стабильным с точки зрения характеристик и свойств, выдерживать все нагрузки, но и визуально выглядеть красиво. На гольф-полях если и есть проблемные участки – на общем плане они размываются, им не придаётся особое внимание.

«Два матча Лиги чемпионов за два дня – это был подвиг»

После Олимпийских игр появилась возможность работать в «Зените», тогда команда играла на «Петровском». Меня это заинтересовало, так как я никогда не был в России. Когда первый раз приехал в Петербург, мне очень понравился сам город. Я очень люблю историю, классику, и этим город меня покорил. Я знал, что климат здесь особенно отличается от других стран – той же Украины, где нормальная весна, нормальное лето и так далее. Мне говорили, что здесь были большие проблемы с полями из-за непростых климатических условий.  И мне стало интересно, что «Зенит» всерьёз решил создать условия и сделать натуральный газон, соответствующий международным стандартам.

Я приехал в декабре, а первый матч при мне сыграли с «Ливерпулем» в Лиге Европы. Помню, как тогда вырастили поле: трава бедная, несчастная, молодая. Но когда все увидели газон, были в шоке: «Это невозможно! Как так? На улице февраль – и трава зелёная! У нас травы в такое время никогда не было. Поле всегда чёрное». Конечно, было приятно. Хотя поле выглядело не супер, но картинка была более-менее зелёной.

Помню момент, когда «Зенит» отыграл матч Лиги чемпионов на «Петровском», а на следующий день там же играл ЦСКА – из-за проблем с полем в Химках. Мне кажется, для нас это был подвиг. В жизни никогда не было такой истории. Журналисты спрашивали, выдержит ли поле, а я был уверен в этом, оно классно выглядело: жёсткое, прочное. Только жёлтая пресса начинала химичить, коверкать слова: «Агроном «Петровского» не уверен, не знает, выдержит ли газон два матча подряд».

Сначала на стадионе тренировалась «Аустрия», на следующий день с ней играл «Зенит», а потом уже был матч ЦСКА с «Викторией». Мы умирали на этом поле, но вообще это было классное время, мне «Петровский» очень нравится. Там ощущение как будто ты приехал из большого города в гости к бабушке.

Когда пришёл Андре Виллаш-Боаш, руководство решило поменять газон после сезона, чтобы при новом тренере команда играла на новом поле. Подрядчик его перестелил, и дальше подготовкой занимался непосредственно клуб. Так плавно и отработал на «Петровском», а потом вместе с клубом переехал на «Газпром Арену».

«Классно, когда работаешь в многофункциональной команде»

Если взять все объекты – стадион, база, Академия – в нашу команду входят 20 человек. На стадионе трудятся девять работников, там более рутинная работа. Так как поле находится в чаше арены, приходится создавать искусственные условия для сохранения газона, потому что природных вообще нет – даже простейшего освещения или циркуляции воздуха. Поэтому там необходимы люди, которые создавали бы такие условия с помощью вентиляторов, осветительных ламп. Знаю, что на многих других стадионах работают по четыре-пять человек. Столько же нас было на «Петровском», потому что для работы при естественных условиях больше не нужно.

Это обычные ребята, они пришли без опыта. Мы их всему обучили, отправляли на курсы. Моей задачей было сделать универсальный коллектив, чтобы человек мог выполнять различные функции, не зацикливаться на чём-то одном. Люди сами устают от монотонной работы, у них из-за этого пропадает интерес. Классно, когда у тебя есть многофункциональная команда, где каждый может покосить, обработать газон, внести удобрения. Если человек каждый день решает разные задачи – интерес у него сохраняется, потому что работа не даёт скучать.

Сейчас я делегирую некоторые обязанности бригадиру, он парень способный, ответственный, а на мне – контроль за полями. Их всего семь – раньше вместе с «Петровским» было восемь – и чтобы за всем уследить, нужно много времени. Даже если надо просто обработать газон, внести удобрения, это нужно делать очень внимательно и аккуратно, чтобы не было побочных эффектов.

Обычно в понедельник и вторник я езжу на базу, в среду – на стадион, в четверг – в Академию, а в пятницу – снова на базу. Игровые дни тоже провожу на арене. Я сейчас больше времени нахожусь там, где команда чаще работает, чтобы подготовить поля как можно качественнее. Есть случаи, когда футболисты после длительной паузы хотят два-три раза потренироваться на стадионе, почувствовать поле. Мы идём навстречу и полностью переключаемся на подготовку поля на арене.

Мы постоянно поддерживаем связь с начальником команды. Он нам передаёт информацию тренерского штаба. Этот процесс касается не только полей, но ещё питания, проживания на базе. Чтобы каждый не звонил тренеру и не отвлекал его и помощников от работы, все связываются с начальником команды, который всё генерирует и доносит до тренерского штаба.

Сергей Семак всегда придерживается определённого стандарта подготовки поля. Ещё помню, на чемпионате мира установили единую высоту для травы – 25 миллиметров – а тренер сборной Германии просил на каждой арене сделать её очень-очень короткой: до 20 миллиметров или того меньше. Это ставило в ступор: травы же тогда вообще не будет. Понятно, что это хорошо для немцев – они отыграют и уедут, но потом играть остальным командам, а чем короче трава, тем быстрее она выбивается. Я не слышал, чтобы кто-то в итоге стриг газон чисто под Германию. Все придерживались единого правила, чтобы обе команды были в равных условиях.

«Работали на стадионе с восьми утра – дома был через сутки»

Когда мы планируем работу, смотрим, сколько матчей состоится в конкретном месяце. Например, в марте было три домашние игры подряд, которые шли с разницей в неделю. Это было очень трудно, потому что поле находилось в чаше, и надо было оперативно всё восстанавливать, чтобы оно не потеряло свои свойства в следующем матче. Бывало, что люди и ночью выходили выставлять лампы.

Очень важно заранее готовиться к таким периодам. Никто не начинает это делать за день-два. Нужно нарастить основу, сделать её прочной к любым нагрузкам – надо выращивать очень долго и уделять особое внимание. Когда у тебя сильный, здоровый газон, он перенесёт даже три матча и сам восстановится. Ты его только поправляешь, придаешь визуальный вид, а все остальные свойства он сохраняет. Ещё все зависит от того, во сколько заканчивается матч. Если он поздний – мы сразу делаем минимум: убираем ворота, флажки. А на следующий день оперативно работаем, проводим уборку мусора, ремонт, удобрение.

В игровой день поле обычно инспектируют в 10:30 – соответственно в 8:30-9:00 мы выходим его готовить. Если игра заканчивается в 10-11 вечера – получается, люди работают по 15-16 часов, что очень тяжело. Если человек проводит много времени на работе, он теряет концентрацию, не старается – лишь бы быстрее уехать домой. Поэтому основные работы на поле лучше проводить на следующий день.

Бывало, что мы уезжали со стадиона и в три-четыре часа ночи. Когда мы ещё на «Петровском» работали, и заканчивался еврокубковый матч, надо было задержаться, чтобы накрыть поле. То же самое было и на «Газпром Арене» во время Кубка конфедераций и чемпионата мира. Тогда матчи разделяли два-три дня, и мы сразу после каждой игры проводили все работы.

Наш рабочий день не продолжается с девяти утра до шести вечера. Помню, когда мы меняли поле перед Кубком конфедераций, я работал на стадионе с восьми утра, а домой приехал через сутки в 6-7 часов. Там надо было полностью закончить работу, чтобы газон не протух, не высох, и мы быстро его раскатали. Это вообще неправильно, но иногда бывают такие моменты, что необходимо довести работу до конца, и приходится жертвовать своим временем.

«Паутину на «Петровском» выстригали без трафаретов»

В прошлом августе на «Газпром Арене» был концерт Rammstein, а на следующий день «Зенит» играл с «Краснодаром». Мы поле готовили на улице, а параллельно сотрудники стадиона и организаторы убирали всю конструкцию – огромный объем работы за короткий период. Потом поле закатывали внутрь.

Вообще когда на футбольном стадионе проходит концерт, всё зависит от климата и заблаговременной подготовки газона: какое время он будет находиться под покрытием, какого оно типа – должно быть специальное дышащее, чтобы поле не задохнулось. Нужен совместный с организаторами комплекс мер, учитывающий, что за конструкции они используют, как долго будет стоять сцена.

В 2015 году на «Петровском» выступал Muse, только там поле было не выкатить. Мы вышли из ситуации малой кровью. Да, траву примяли, пролили много спиртного, поле некоторый период находилось в стрессе, но через три-четыре дня восстановилось.

Силуэт льва в центре поля перед матчем с «Ахматом» в ноябре 2018-го нарисовали в рамках PR-кампании. Вообще для таких случаев есть специальная техника американского производства. Она с помощью воздуха укладывает траву в нужном направлении. Только она очень дорого стоит, и это для нас невыгодно. Мы рассматривали два варианта в наших условиях: стрижка и покраска. В рисунке льва много мелких точечных деталей, вроде гривы и глаз, и косилкой их нереально сделать. Поэтому мы выбрали вариант с покраской – заказали трафареты и под них красили. Использовали специальную зелёную биологическую краску, которая не наносит вреда траве.

Ещё в 2014 году мы выстригали на «Петровском» паутину. У Nike была рекламная кампания новых бутс, и её связали с паутиной – мы предложили сделать такое на поле. Конечно, было сложно. Мы сидели, рассчитывали математически, где и какая часть паутинки должна быть, с какой стороны она идёт. Подготовка шла очень долго – две недели. Сначала сделали первые чертежи, потом проверяли, как это смотрится. Либо увеличивали, либо уменьшали масштаб. Здесь работали без трафаретов. Получилось неплохо.

«Поле и так готово к возобновлению сезона»

В середине апреля я первый раз был на «Газпром Арене» после остановки чемпионата. Поле сейчас выглядит очень хорошо, оно восстановилось после трёх матчей подряд в марте. Наш коллектив поделён на группы, и мы выезжаем на стадион под конкретные задачи: покосить траву, внести удобрения. То есть мы не выходим на работу каждый день.

Состав групп зависит от задач. Например, для того же покоса травы или внесения удобрений больше двух-трёх человек не нужно. Мы приезжаем, быстро всё делаем и разъезжаемся. Руководство стадиона просило, чтобы работники передвигались только на такси, не на общественном транспорте, чтобы предохранить себя от заражения коронавирусом и уменьшить контакт с людьми.

Обычно на арене работает моя помощница. Она периодически посещает арену, скидывает мне информацию, и мы совместно принимаем решение, что ещё надо сделать с полем. Я чаще езжу в «Газпром»-тренировочный центр. Там пять натуральных полей, и, когда будет возможность вернуться к тренировкам (материал был опубликован на официальном сайте РПЛ 6 мая – Прим. РПЛ), команда, в первую очередь, приедет туда, чтобы набрать форму. Мы активно работаем над восстановлением полей: три из них уже готовы, ещё два надо подтянуть. На базу я приезжаю в начале и конце недели.

Поле на стадионе и так уже готово к возобновлению сезона. Нам надо будет только покосить траву до нужной высоты, нанести разметку и поставить ворота. То же самое касается базы, только разметка чуть отличается от игрового поля».

Читайте другие крутые материалы на сайте РПЛ:

История «Газпром Арены»: как на месте стадиона имени Кирова появилось «произведение спортивного искусства»

Интервью Александра Гацкана к 90-летию «Ростова»: экс-капитан вспомнил путь клуба от первого дивизиона до Лиги чемпионов

Новый герой в рубрике «Лига Профи»: разговаривает на 12 языках и продолжает совершенствоваться

Уже подписаны на РПЛ в ВК и инстаграме? Лига ведет еще и телеграм-канал: t-do.ru/premierliga

Фото: premierliga.ru; ФК «Зенит»

Источник: sports.ru/