В этот четверг мне охото побеседовать с вами о том, что созодать, когда все идет не по плану. Когда наметил для себя десяток встреч и застрял в глухой пробке. Когда рассчитывал провести вечер с возлюбленным, а этот человек отчего-то конкретно сейчас решил, что вы должны расстаться. Когда, в конце концов, имел некие, выскажемся так, полностью определенные представления о том, как пройдет 2020 год, а кто-то там, наверху, его просто отменил, — совместно с нашими вечеринками, отпусками и ожидаемыми доходами. Когда все летит в тартарары и естественным образом из нас извергаются потоки злобы, гнева и проклятий. Но есть три метода взнуздать стихию Аида. К примеру, можно:

Устроить вечеринку на балконе с друзьями

Почти все стремительно сообразили, что до садов Тосканы нам в этом году никак не добраться, и разбили свои собственные кипарисовые рощи прямо на городских балконах. Обычная мебель, пара ползучих зеленоватых, три бутылки розового и парочка друзей — в общем-то все, что необходимо для малогабаритной самодельной террасы. Остается выбор музыки. Тут основная неувязка кратко формулируется так: как избежать «синдрома Меладзе», согласно которому неважно какая дружественная вечеринка безизбежно преобразуется в YouTube-дискотеку хитов российских исполнителей. Понятное дело, эстрадные шабаши в духе ранешнего Симачева нам вылечивают сердечко и дух, но жизнь просит контраста.

К счастью для нас, Кирилл Иванов, музыкант и поэт с наружностью древнего Феба, узнаваемый нам по проекту «Самое огромное обычное число», неприметно брал на себя к тому же образовательную нагрузку. Любые две недельки он обновляет самый понятный из имеющихся плейлистов в iTunes — Kirill Ivanov: Dancehall.

Выборка из 20 треков, любой из которых можно обрисовать 3-мя словами: просто отменная музыка. Это быть может композиция никому не считая Кирилла не известной российской группы, золотой хит Нью-Йорка 70-х либо совершенно экзотичный африканский постфанк. Идеал плейлиста: и в пир, и в мир, и на беговую дорожку.

Нарядиться. Просто так

Если по-научному, время от времени полезно перенести локус контроля с внутреннего на наружное — к примеру, обустроить себя не внутренне, а с фасада. Молвят, время от времени одно подтягивает другое. Я совсем уверена, что на краю пучины, где мы все с вами более-менее оказались, поправлять нужно не Конституцию, а свой наружный вид — это присваивает бодрости духа. Одежка как искусство — это ровно то, чем занимаются мои давнешние друзья и нескончаемые кумиры — Нина Неретина и Донис Пупис. Их бренд Nina Donis — пожалуй, самое известное за рубежом явление российской культуры опосля балета и матрешки. Их графичные, подсказанные конструктивизмом и Петрушкой наряды вошли в наилучшие музеи мира, а могут оказаться и в вашем шкафу. Известные с 3-х нот ватники и сарафаны — это, вот не поверите, не только лишь экспонат в копилку, да и самая комфортная на свете одежка. Ее не нужно (как настаивают сами дизайнеры) разглаживать, она не просит прически и особенной обуви, и она безотказно докладывает собственному обладателю самое бесстыже-радостное настроение. Новенькая коллекция сразу самобытна и похожа на все прошлые — опять подчеркнуто концептуальна, но в сей раз чуток наиболее кукольная. Если лишь под куколками иметь в виду не продукцию Mattel, а обыкновенные деревенские игрушки, сшитые из 2-ух платков.

Этот подход к одежке как к искусству — вроде таковой тривиальный, по сути все пореже и пореже встречается в «одичавшей природе»: кутюр уже не ценят, на подиумах одежка как заявление, как политическая позиция. Все это отлично, но время от времени нужна фантазия в духе Виктора и Рольфа. Я вспомянула о их, когда нашла, какие обыкновенные, уверенные по крою, но причудливые рубахи делает наш фоторедактор Анастасия Ярушкина под брендом с монгольским заглавием Min Chechek. Вообщем, в их все сошлось — и детская игра, и феминистский девиз. Прекрасная одежка, которая настолько не мало может за вас поведать, — это повод изучить инстаграм (@min_chechek) данной для нас новейшей марки.

Узреть красоту в обыденном

Повседневность — достаточно каверзное понятие, ведь это значит лишь повторяемость, привычность пейзажа, но никак не его бессмысленность. Когда мир у почти всех сузился до экрана, вспоминать о Большенный земле стали с тоской и горечью, мы почти все принимали как данность. Разве что традиционная музыка давала возможность для мысленных путешествий, — но добивалась внутреннего напряжения, во всяком случае до того времени, пока у нее не возникли глаза, поточнее официальный телек. Сергей Нурмамед, зрительный создатель почти всех кинофильмов Леонида Парфенова, совместно с Теодором Курентзисом сделали кинофильм, заглавие которого в целом применимо к этому необычному году, — Plan B (поглядеть кинофильм можно здесь). Формально он посвящен крайним репетициям оркестра Musica Aeterna перед введением локдауна, но по сути размышляет о том, как огромное галлактическое событие меняет наши отношения с собой. Не считая захватывающих дух абстрактных зарисовок в духе кинофильма «Кояанискатси», в кинофильме звучат несколько рассеянные рассуждения таковых людей, как Марина Абрамович и Ромео Кастелуччи. Поглядеть на их лица — в неком роде успокаивающее занятие: понимаешь, что всем нам мало не по для себя, и всех нас стращает мир и примиряет с ним Бетховен.

Источник: spletnik.ru